Исповедь . (Спикерское выступление — перенесено в электронный вид и размещается с разрешения Ольги )

0
440

Исповедь . (Спикерское выступление - перенесено в электронный вид и размещается с разрешения Ольги )

 Мы приехали в Чикаго в 1996 году, мой муж Саша хотел быть рок-музыкантом, с самого детства ему папа внушал, что нужно ехать в Америку – там хорошо. Когда я познакомилась с Сашей, нам было по 16 лет, это было очень-очень давно, мы только закончили школу, мы просто тусовались и играли музыку. У меня как у подростка не было никаких целей в жизни. Я росла, мне мама что-то говорила, «иди туда учись», или «делай то, делай это», я была потерянным ребенком с самого начала. Мне нравились красивые вещи, цветы, природа. Природу я всегда считала моей высшей силой. У Саши было много целей, он был целенаправленным, он знал чего он хотел, он хотел играть на гитаре, поехать в Америку, завоевать мир и вот так мы встретились. У меня чувства собственного достоинства практически не было, т.е. я всегда считала себя ниже чем все остальные, и Саша, у которого была хорошая целенаправленность. Когда я приехала в Америку, мы уже были далеко в зависимости, началось это с алкоголя и закончилось наркотиками, и смесь всего-всего. Мы приехали завоевать Америку, а получилось, что мы остались на улице, мы были бездомными. Это произошло потому что мы начали употреблять.

Сначала все было хорошо, у нас была новая страна, новые друзья и все остальное. Я считаю, что я родилась алкоголиком, у меня есть гены, у меня папа алкоголик, дядя алкоголик, тетя алкоголичка. В 15 лет я начала нюхать клей, для меня сегодня только дошло насколько это сумасшествие, какой идиот может это придумать. Недавно посмотрела фильм, где ребята нюхают клей, я вспомнила, это говорит о том, что с психикой у меня изначально были проблемы, я никак не могла соединиться с миром, мне нужно было обязательно куда-то испариться. Впервые своего дна я достигла когда еще была в Минске, когда я полностью потеряла человеческий облик. Это началось по чуть-чуть с алкоголя и закончилось тем, что когда я смотрела на себя в зеркало, я себя просто не узнавала. У меня были галлюцинации, я разговаривала сама с собой, полностью потеряла девченку которая была. В этом состоянии нам нужно было переезжать в Америку, у нас не было выбора. Я описываю этот опыт так, что это провидение высшей силы, потому что я сама никак не могла это сделать, это все сделала для меня высшая сила, она вытащила меня из этого говна, в котором я была в Минске и отправила меня в Америку. В Америке 6 лет я не употребляла, я могла выпить рюмку водки, но у меня не было тяги, у меня настолько был страх умереть, что, да, я могла выпить раз в год рюмку водки, но это не прогрессировало почему-то. В этом тоже заключается страшная болезнь, потому что иногда оно проскочит, а иногда нет. Практически шесть лет я была чистой, за исключением пары дней рождений, но т.к. я алкоголик и наркоман в душе, т.к. я люблю все это дело, в итоге если мне становится не уютно, то я начинаю делать то же самое. Все что мы накопили, мы были музыкантами, у нас была классная группа, у нас было много друзей, было много музыкальных инструментов, у нас был хороший очаг дома, все это ушло буквально за полтора года, потому что мы сделали выбор, я сделала выбор. Мне неуютно, я знаю что это неправильный путь, я знаю что если я начну опять пить и употреблять, что-то со мной будет, потому что первый раз это хорошо не кончилось, я все равно туда шла. Я помню как разговаривала с собой очень долго, Ольга, ты уверена что ты это хочешь делать, я помню точно, что я сделала выбор, что когда я поднимаю первую рюмку, употребляю первый наркотик – я делаю выбор. Выбор этот привел меня к тому, что мы стали бездомными, сначала мы перестали платить за квартиру, потом нас выселили, потом мы перестали платить за вторую квартиру, мы перестали платить за свет, газ, за телефон, потом все вещи начали уходить в ломбард, т.е. понемногу все что у нас было начало уходить в ломбард. Я помню у меня была скрипка, мне Саша купил белую электронную скрипку, она стоила тысячу долларов, она ушла в ломбард за сто долларов. Я на ней поиграла один раз. Все ценности ушли на задний план. Что же с нами произошло? Все цели, мечтания, которые мы имели с Сашей, то что мы приедем в Америку, у нас будет другая жизнь, все будет классно – оно все испарилось, все ушло, потому что самое главное что мы хотели, что нам нужно было употребить и просто забыться. Этот парадокс который у меня в голове, сегодня я употреблю, а завтра у меня будет все хорошо, сегодня я употреблю, а завтра начну новую жизнь, это никогда не получалось. У нас трое детей, трое мальчиков, первые двое родились когда я была чистой, третий ребенок, я была в сильном употреблении, я забеременела. Этот ребенок родился шесть с половиной месяцев, он был недоношенный. В госпиталь я ехала на велосипеде беременная, потому что у нас не было не копейки денег чтобы доехать, меня Саша вез. Мы были бездомные, мы жили в маленькой комнатке, наш друг дал нам там переночевать, у которого была белая горячка, который разговаривал со стенами и самим собой. Вы представляете, эту девченку которая могла иметь все, я оказалось в этой жопе. Я говорю, Саша по-моему я рожаю, он говорит поехали, я отвезу тебя в госпиталь. Когда я его рожала, Саша сидел в туалете и курил крэк. Мой муж был для меня богом, он был для меня всем. Все потерялось полностью, он сидит в туалете курит крэк и эта картина не укладывается у меня в голове. Это было мое сильнейшее дно, которое привело меня в АА. Пришла тетя и сказала, что ваш ребенок родился с алкоголем и наркотиками в крови, а это значит что государство забирает ребенка, у тебя есть два выбора, либо мы забираем ребенка и делаешь что хочешь, либо ты идешь в тритмент и делаешь что мы тебе говорим. Я могла сказать, да пошли вы, я не хочу этого ребенка, потому что к этому времени у меня не было никаких чувств, ни к ребенку, ни к себе, ни к мужу, ни к окружающим, я не могла назвать себя человеком даже, во мне где-то теплился человек, но мне было очень страшно делать это. И опять же бог положил слова в мой рот, сказал, да Оля иди в тритмент, тебе помогут. И как только я приняла это решение, люди со всех сторон начали помогать, у меня не было ни коляски, ни памперсов, ни одежды, ни еды, ничего для ребенка. Они сказали Оля, ты сделай правильную вещь, мы тебе поможем. Вот так я пришла в АА. Когда я дошла до девятого шага, у меня была одна спонсор, которая мне очень нравилась по сравнению со всеми, она довела меня до пятого шага. В четвертом и в пятом шагах говорится, посмотри где ты эгоистичная и нечестная, я ей сразу сказала, я не эгоистичная, я очень честная, я очень хорошая т.е. я не готова была это принять, у меня тогда было полтора года трезвости, я была еще очень больная в это время, меня еще колбасило полтора года, я хотела выпить, заторчать, у меня были физические и психологические состояния – мне хотелось. Только через полтора года, когда я начала работать с другим спонсором, я наконец-то начала принимать, что я эгоистично поступала во многих вещах. В девятом шаге говорится что я должна возместить весь ущерб, все что я наделал за все эти годы, я должна возместить ущерб. Это был один из самых страшных шагов, потому что это был практический шаг. Сейчас у меня уже нет такого страха, потому я напрактиковала очень много извинений, я сходила к очень многим людям. Значит он гласит: «лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев когда это могло повредить кому-либо другому». Зачем нужен девятый шаг? Девятый шаг нужен для того, чтобы нас попустило – окончательно, потому что нас колбасит до тех пор, пока мы не отчистим внутренний дом, потому что там столько говна, я не могла например спать вначале, потому что меня мучило постоянно – я оставила своих детей, я плохая мама, я не то сделала, я украла, я своровала вот эти состояния тебе мучают все время и ты пытаешься отодвинуть их на задний план, но они все равно возвращаются. Я отчистила свой дом в четвертом пятом шаге, но а что дальше? Я должна помириться со всем миром, я должна жить как-то в этом мире. Да, я алкоголичка и наркоманка, но я должна принять это и повиниться перед всем миром, сказать, что да, я это сделала. Обещания девятого шага, то, что заставило меня сделать девятый шаг, если бы не было обещания девятого шага, может быть я и не делала его. Я считаю, что Бил.У. написал эту книгу с рукой бога, потому что когда он написал эту книгу у него было три с половиной года трезвости, т.е. в три с половиной года трезвости я была далеко-далеко не там, мне было еще далеко изучать эту книгу. Я хочу прочитать: «алкоголик бурей проносится через жизни других, разбивая сердца, умерщвляя привязанности, вытравливая чувства», то, что мы делаем с собой, мы делаем то же самое с окружающими. Я представляю как моя мама ждала, когда ее дочь, или умрет, или возвратится к нам. «Эгоизм и отсутствие привычки принимать во внимание чувства и интересы окружающих создавали хаос в доме».

Я никогда не думала о других людях, я думала только о себе, я помню с юношества, меня мама называла все время эгоисткой, потому что я думала только о себе, как мне будет удобно, я этого не видела, до тех пор, пока я не подошла к девятому шагу. «Мы считаем, что те, кто думает, что достаточно быть только трезвым, чтобы в жизни все наладилось – ошибаются». Если я буду оставаться только трезвой, но я не буду учиться, как относиться к окружающим, не эгоистично, а с любовью, как анонимный алкоголик. Если я помогаю анонимным алкоголикам в АА, точно также я должна помогать людям во всем мире. Я не умела этого делать, я думала, что только мне должны все делать. «Такой человек напоминает фермера, который вылез из погреба, где он прятался от урагана и видя свой дом разрушенным, говорит жене: ничего страшного голуба, главное что ветер прекратился». Я вот так думала, я приду в программу, я посижу на собраниях и все будет хорошо, но не тут-то было, мое душевное состояние не улучшалось, пока я не сделала девятый шаг полностью. Хочу сказать, здесь мы думаем, окей, но они же тоже виноваты, они же тоже суки, они мне тоже подставляли подножки, почему я должна перед ними извиняться, поэтому мы делали три колонки, в первой колонке написано: «да, я готова извиниться перед ними сейчас», мне легко, меня поймут, я знаю. Во второй колонке я писала те извинения, которые мне не очень хочется приносить, может быть позже, в третьей колонке в которой я писала – никогда, просто не хочу и все, они хуже сделали, чем я, да, может я плохая была. Я плохая была, но они были хуже, они все равно меня очень сильно расстроили. Здесь написано: «пусть их недостатки будут вопиющими, но ведь в этом есть и наша вина». Дело в том, что когда мы идем делать девятый шаг человеку, мы смотрим только на свои недостатки, если мы будем концентрироваться на его недостатках, то у нас ничего не получится. Я расскажу вам несколько примеров из девятого шага, моя мама. Я не могла находиться с ней пять минут в одной комнате. Когда она приехала в Америку, привезла моих детей, она вырастила моих детей, пока я торчала. Она приехала, у нее с психикой уже было не нормально, у нее был психоз, потому что у меня папа умер, она растила детей, у нее дочь наркоманила. Я не могла ее воспринимать, она плакала, я не могла с ней находиться вообще. Перед тем как она уехала домой, я в нее стулом бросила, настолько у меня было дикое состояние. Девятый шаг, мне спонсор говорила, Ольга, когда ты сделаешь девятый шаг, у тебя все наладится. Я заставила себя, села с мамой поговорить, и покаялась за все что я сделала. Я сказала, мамочка извини меня за то, что через все это я тебя провела, это было ужасное состояние. Как я делаю девятый шаг, первое, я говорю, за то, что я извиняюсь, прости меня, я была не права, то что, я провела тебя через все эти ужасные испытания, я была не права, когда девченкой не слушалась тебя, т.е. в чем я была не права. Вторая часть это когда говорится, я благодарна тебе. Я благодарна тебе, за то, что ты меня родила, за то, что ты меня вырастила, за то, что ты сделала что ты могла. Я хочу остановиться на благодарности, это очень важно, когда ты делаешь человеку девятый шаг и когда ты его благодаришь, между вами происходит какое-то соединение, вы начинаете чувствовать друг друга больше, потому часто люди чувствуют себя неуютно, когда перед ними извиняешься, я например говорю: «да ладно, все нормально, не переживай», именно не хватает чего-то. Поэтому когда я благодарю человека, у нас начинается разговор.

Третья часть, когда я спрашиваю, есть ли что-то еще, что я не помню, может я была пьяная не помню, а может я просто не вижу своих дефектов характера, скажи мне, я хочу измениться в лучшую сторону. И четвертое, как я могу быть полезен, как я могу исправить свою ошибку. Все это было для меня такой наукой, это было все медленно, со спонсором. Я обожаю своего спонсора, очень важно найти спонсора, которого ты любишь, на самом деле. Моя спонсор часто говорит такие вещи, которые мне не нравятся, но это не значит, что они не правильные. Сначала я на нее злюсь и расстраиваюсь, но потом я понимаю, что она права. Я верю ее опыту, ее слову, я не должна понимать некоторые вещи, я просто делаю и все. Еще один пример, мы очень много назанимали денег, просто кучу денег. У нас все кредитные карточки были забиты до максимума. Когда мы протрезвели, Саша и я, у нас трое детей, все вернулись из города М., денег очень мало, естественно у нас страх. В обещаниях девятого шага говорится: «мы освободимся от эгоизма, изменится наше мировоззрение, исчезнут страх перед людьми и неуверенность в экономическом благополучии». Что произошло? Бог знает, когда мы были готовы, все эти кредитные карточки вдруг стали появляться, эти агенты нас нашли. Мы никак не хотели платить эти карточки. Но эти агенты постучали к нам в дверь, как только Саша получил государственную работу в колледже, эти агенты нас нашли. Постучал в дверь мужик и сказал, вот вам бумага, вы должны идти в суд или платить. Через два дня постучал еще один и дал еще одну бумагу, еще через пару дней, неделю, еще один мужик постучал. Оказалось, что у нас куча карточек о которых мы забыли, но если мы живем честно, если мы хотим оставаться трезвыми, то мы должны это заплатить. Сколько было страха, как мы это заплатим, у нас трое детей, я не знаю, что нам делать, и вы знаете что, бог помог опять. Мы позвонили людям в АА, которые тоже выплачивали свои финансовые долги, здесь написано в книге, что мы не должны боятся своих кредиторов, мы должны звонить им и говорить, да, я был жопе, сейчас я готов выплатить, пускай это будет минимальная выплата, много лет, не важно, самое главное это выплатить. Я слышала очень важную фразу, что если мы не отдадим свои долги, то мы никогда не станем богатыми, и богатыми имеется ввиду не только финансово, но и душевно. Потому что все равно, даже если я думаю, да ладно, это давно было, оно все равно будет возвращаться, так или иначе. Мы отдали все долги, это было уникально, это было больно, это было неуютно, неудобно, но мы это все отдали. Сейчас мы правда залезли в другие долги, но это уже другая история. Мне спонсор все время говорила, Оля, как там твой девятый шаг поживает, я говорю лежит на полочке, она говорит, давай доставай твой девятый шаг и будем работать. Мне было это так сложно, это был один человек в месяц, я пыталась, звонила, когда я хотела поднять трубку, у меня сердце колотилось, мое эго было настолько высокое, что я не могла этого сделать. Она говорила, чем больше ты будешь практиковать, тем легче тебе станет. Она на самом деле оказалась права, с детьми я сделала девятый шаг, я знаю, что с детьми я должна делать девятый шаг как они растут, потому что сейчас им девять, тринадцать и пятнадцать, тогда они еще были маленькие, сейчас они уже больше понимают, значит я еще один девятый шаг хочу сделать, объяснить им получше, почему мамы не было рядом, когда один ребенок рос. И вот это мне очень нравится: «мы интуитивно будем знать, как вести себя в ситуациях, которые раньше нас озадачивали, мы поймем, что бог делает для нас то, что мы не смогли сделать сами для себя». У меня бывают моменты очень классные, когда я чувствую как мне поступить, но иногда я ничего не понимаю, мне нужно звонить спонсору, людям, я не могу принять решение, пойти мне на эту работу, или на эту работу, что происходит, опять же, я не доверяю богу, я должна сесть и просто помолиться, но я алкоголик, слышишь? Я все время забываю, что я могу сделать для того, чтобы мне стало легче. У меня ничего идеального не бывает, у меня есть одна подопечная, я ей все время говорила, иди на американские собрания, иди делай то, иди делай это, она все время сопротивлялась, она говорила я на тебя так злилась, ты мне говорила все неправильно, я не хотела это делать, позавчера она мне звонит и говорит, спасибо тебе большое, что ты меня отправила туда, мне так хорошо, я познакомилась со всеми людьми, женщинами, и я себя вспоминаю сразу, как я все время отстраняла хорошие идеи. И сейчас бывает, что я отстраняю хорошие идеи, пока мне не становится совсем больно. Боль это хороший мотиватор, когда мне больно тогда я начинаю работать. Самое главное что я хочу сказать, что мне дал девятый шаг, если вы хотите жить в мире с людьми, а это очень важно, потому что мы идем на работу, мы общаемся с людьми в мире, у нас есть дети, у детей есть учителя, есть директоры, надо постоянно иметь общение, я научилась с ними разговаривать, потому что я их больше не боюсь, я их жутко боялась этих людей. Если я вижу, что человек чуть-чуть выше меня по какому-то статусу или я просто вижу что она просто не нравится, раньше если мне кто-то не нравился я с ним даже не разговаривала, я их боялась, сейчас если мне кто-то не нравится, я думаю, а почему мне этот человек не нравится, может я что-то вижу свое в нем, а пойду с ним и поговорю, если мне что-то не нравится, значит этот человек вырос в каком-то другом полушарии, она воспитывалась по другому, есть на это причины. В книге говорится, что в каждом человеке и ребенке есть основополагающая идея бога, там есть маленький фитилечек, который всегда теплится и который разгорится, как только я начинаю с человеком разговаривать, глубоко, спрашивать что они любят, какие у них страхи, откуда они, и люди начинают открываться я больше этих людей не боюсь, а если я боюсь, то я иду через себя и иду разговариваю с ними. У меня нету проблемы извиниться перед человеком, если я не права, значит я не права, а иногда бывает так, что просто нужно сказать, что да я была не права, хотя этот человек не прав. Для меня очень важно помнить, что я алкоголичка, что у меня есть уникальная возможность помогать другим алкоголикам, т.е. ни доктор, ни священник, ни мама, папа, родственники не могут это сделать так, как я могу сделать, я готова помочь всегда, когда меня просят о помощи, это необыкновенная программа, я выросла в ней, у меня будет тринадцатого августа десять лет трезвости, я никогда бы не подумала, что я могла до этого дойти, потому что я всегда была, конченная, ни к чему не приспособленная, а сейчас у меня мир полностью перевернулся. Спасибо.

Оля. Чикаго.


У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz