Мне это помогает

0
735

Мне это помогает

Мне это помогает

Обычно рассказывают как это было, как это изменилось, и как это сейчас. Я начну с конца, т.к. раньше на группах всегда получалось, что я слишком много времени тратила на первые две части и не успевала рассказать о том, как я живу сейчас. А мне как раз очень важно, как отличается моя жизнь сейчас от моей жизни раньше, т.е. до того, как я пришла в АА. 

 Сегодня каждый день утром я произношу нашу молитву. Или на английском, или на русском. Когда я это делаю, то чувствую мою связь со всем АА и с моей Высшей Силой (ВС). И произнося эту молитву, я подразумеваю, что я прошу свою ВС помочь мне оставаться трезвой в этот день. Вечером я делаю то же самое. Для меня это имеет то же самое значение: я благодарю ВС за то, что она помогла мне сегодня остаться трезвой. У меня сейчас 2 года и три месяца. Если бы я услышала такое за день до того, как я пришла в АА, то подумала бы, что это просто бред сумасшедшего.

 Я знала и абсолютно верила в то, что “религия – это опиум для народа” и была законченным материалистом. Вообще, какая-то неоп-ределенность была – может что-то где-то и есть, но назвать это Богом было бы очень тяжело. Когда я знаю с самого утра, что у меня будет тяжелый день или мне просто не по себе, я пишу письма моей ВС. Обычно это только одно предложение. Я пишу ВС и прошу, чтобы она помогла мне сегодня. Целый день я обычно помню, что просила, и мне это помогает продержаться весь день. Что я заметила – мозг можно натренировать так же, как и мышцы своего тела. Все дни сво-ей трезвости я это делаю и мне это помогает. Я знаю, что моя ВС су-ществует. Для меня абсолютно не важно – что это? Но я чувствую эту поддержку. Может, это АА? Может, это та Сила, что призвала меня в АА? Но я живу благодаря ей и делаю многие вещи, которые я не могла бы сделать раньше.

 Например, я не могла представить, что я могу быть одна. Если раньше у меня были периоды, когда у меня не было мужа или друга, то я не могла ощущать себя полностью счастливой. Сегодня я одна. И я одна сознательно, потому что я хочу быть одна. Я не говорю, что планирую свое одиночество до конца дней своих. Но так сложились обстоятельства – я развелась и разъехалась с мужем. Я чувствую себя сейчас нормально, и что удивительно – у меня нет потребности залить свое одиночество алкоголем, как это всегда происходило раньше. В эти периоды я начинала пить значительно больше. Еще в Союзе помню, что я просто бежала от одиночества. Я была среди одноклассников, однокурсников или каких-то других людей – мне нужно было сбежать от своих чувств, мне нужен был алкоголь, нужно было веселье, вернее – видимость этого веселья.

 Я не могу сказать, что я сейчас счастлива 24 часа в сутки. Но сегодня счастье у меня есть. Я знаю, что такое счастье. Что интересно – оно не связано с тем, что у меня есть. Оно не связано с какими-то посторонними людьми, которые дали мне его. Это – просто острое ощущение счастья, того, что я живу. Я поняла, что жизнь – это пода-рок. И трезвость – это подарок. Я не знаю, почему это все мне дано.

Я знала много людей, которые были умнее, чем я. Но они не на-шли свою дорогу в АА. Они пьют или колют наркотики. Я не пью, я живу и присутствую в жизни. Я присутствую на работе, дома. Раньше я боялась и не хотела присутствовать нигде. Вся жизнь для меня бы-ла, как борьба – я очень себя некомфортабельно чувствовала с людь-ми, хотя заметить это со стороны наверное было трудно. Но это было одиночество в толпе – я всегда чувствовала, что я одна. Сейчас все изменилось.

 Не так давно у меня были проблемы со здоровьем – сильно кружилась голова. Иногда было так плохо, что я как бы даже отключалась где-то на полчаса и не помнила, где я была и что со мной было. Для меня это было очень страшно, т.к. я по натуре своей очень деятельный человек – всегда ходила в спортклуб, делала много разных дел. Из-за этого недомогания мне приходилось от многого отказываться, так как в такие периоды я чувствовала страшную усталость. У меня было ощущение, что такой образ жизни я обречена вести до конца своих дней – пойти на работу, потом вернуться и лечь спать. Это было мышление алкоголика, когда из всех событий делается наихудший вывод. Я не говорю, что сегодня я избавилась от этого ощущения, но я знаю, что делать, когда оно наступает.

У меня сейчас – сотни номеров телефонов, по которым я могу по-звонить. Это мой спонсор, мои товарищи по группам. Остальных я даже и не знаю, но поскольку они мне дали свои номера на собраниях АА, я знаю, что я могу позвонить любому из них в трудную минуту. Раньше, когда я только пришла в АА и у меня не было столько знако-мых, я звонила в центральный офис АА. Это давало ту поддержку, которая мне была нужна. И я так продержалась до того момента, ко-гда начала знакомиться и строить свои отношения в АА. Я начала ходить в женские группы. Это дало мне очень сильную поддержку. Я знаю, что там несколько другой уровень честности и открытости, чем на смешанных группах.

Я приняла эту Программу очень быстро, потому что я не человек полумер. Если я шла пить, так пила до проблем, если я шла на груп-пу, то я там должна быть откровенной до конца. Весь свой первый год я ходила и получала очень сильную поддержку на трех женских собраниях. До сих пор я туда хожу, вижу тех людей, которые были там, когда я туда пришла, и мне это очень приятно. Это совершенно потрясающее чувство.

Последние несколько месяцев перед приходом в АА я пыталась контролировать употребление алкоголя. Обычно я пила раз в неделю. Всю неделю я исправно работала и делала другие дела, чтобы все было хорошо. Но в пятницу я позволяла себе расслабиться. У меня была подружка, и мы ходили с ней вместе в ночной клуб, чтобы про-должить пить там. Потом подружки не стало, и мне нужна была ком-пания, чтобы пить. Через какое-то время, компания мне уже и не тре-бовалась – я могла пойти в магазин, выбрать себе бутылку хорошего вина и выпить ее спокойно. Потом у меня возникло ощущение, что мне этого мало и нужна вторая бутылка. Я выпивала вторую и засы-пала. На следующий день мне никуда не надо было идти, и я прово-дила его между туалетом и постелью, потому что из меня все это вы-ходило целый день. Мне такая жизнь перестала нравиться. Кроме того, у меня появилась потребность выпить иногда перед сном, чтобы хорошо заснуть. Я понимала, что тут что-то не то. Но я все равно не видела это, как алкоголизм.

Я пошла к психологу, просто поговорить о своих проблемах в жизни. Я ей все рассказала, в том числе о том, как я пью. Психолог не назвала меня алкоголиком и не предупредила меня об этой опасности. Но после этого визита я стала еще жестче себя контролировать и не пила по-моему вообще целый месяц. Было рождественское время и так получилось, что меня пригласили на две компании в один день. Первая, дневная компания, была в семье старых русских эмигрантов. Женщине-хозяйке дома было более 60 лет, дети у нее были моего воз-раста. Я приехала туда и там никто не пил. Почему-то они все реши-ли, что мне надо выпить. Была очень милая семейная обстановка, но это русское гостеприимство, когда считается грехом не поднести чар-ку гостю. И мои хозяева забеспокоились: как же так? Гость абсолют-но трезвый. Меня спросили, что я пью? Я ответила, что вино, но се-годня я не хочу. Тем не менее мне налили бокал хорошего красного вина. Я думала, что пить его не буду, но тут же выпила. Мне надо было спешить на вторую компанию и этот бокал вина был началом конца. Во втором месте дым стоял коромыслом. Было полно народа и питья – на кухне стоял довольно большой стол, который был весь заставлен спиртным. Мне, естественно, нужно было добавить. Я на-шла подходящую бутылку вина и налила себе бокал. Там была одна моя подруга, которая, увидев меня, попросила, чтобы я много не пи-ла. Как и все алкоголики, я очень не любила подобных советов. Раз-горелся скандал. Все кругом были американцы, и она вдруг начала говорить по-английски. Там еще были люди, с которыми я когда-то работала, и мне было очень стыдно. Она кричала, что не хочет, чтобы я тут пила. Я, конечно, озверела и тоже стала что-то кричать и конеч-но стала пить еще больше ей назло.

После всего этого я ехала домой. Душа была полна. Голова тоже. Я заблудилась и не могла понять – где я? Я заехала куда-то не туда, хотела развернуться, переехала через бордюрный камень раздели-тельной полосы и все колпаки с моих колес слетели и покатились в разные стороны. Когда я застряла на этой бровке, на той стороне дороги увидела полицейскую черно-белую машину. Она уже была там. Когда я увидела двух полицейских, которые шли ко мне, то по-няла, что это конец. Но это было не так. Они спросили меня, пила ли я, и я твердо ответила «нет», хотя выпила уже две бутылки вина. Я начала им рассказывать истории из моей жизни и они отпустили ме-ня.

Когда я проснулась на следующий день, то мне стало страшно. Я понимала, что полицейские вполне могли надеть на меня наручники и отвезти в тюрьму. Я могла убить себя или кого-то другого. Я поня-ла, что что-то надо делать. Вчера я поставила на карту практически всю свою жизнь. Я много училась, чтобы достичь здесь того уровня в образовании и работе, что были у меня в Союзе. Это было очень тя-жело, и у меня оставался только месяц до самого главного калифор-нийского экзамена. Я могла не получить лицензию и все эти годы учебы могли бы пойти коту под хвост. Я это все поняла, позвонила в справочное, и попросила дать мне телефон АА. В офисе АА поинте-ресовались, где я нахожусь и дали адрес собрания, которое было не-далеко.

 Мой первый опыт был не очень удачный – я попала на группу, где мне не понравилось. Но я взяла у них расписание собраний и ста-ла сама ходить и выбирать себе группу. Я посетила много собраний за следующие дни, пока наконец не нашла группу, где мне было хорошо. 

 Я нашла эти группы. Я даже не могу сказать, насколько я благодарна своей ВС и всему АА за то, что они существуют. И сегодня я – очень счастливый человек. 
Лена
 


У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz