Студент прохладной жизни

0
570

Студент прохладной жизни

Студент прохладной жизни

Приветствую всех читающих, меня зовут Александр, я алкоголик.

Оглядываясь назад в прошлое, приходит понимание, что я не мог не стать тем, кем стал — профессиональным самоубийцей. Мне было лет 12-13 когда я в первый раз попробовал алкоголь, это было шампанское и оно вызвало у меня неизгладимое ощущение: мир стал безопасным, сказочным и таинственно-привлекательным. Мне понравилось состояние опьянения — оно несло в себе новые открытия и я мог выглядеть взрослым в глазах окружающих.

Одна из выпивок тех лет охарактеризовала меня как человека не способного контролировать количество выпитого, что в свою очередь говорит о том, что я родился алкоголиком: пил я с ребятами в подвале и из всей компании мне одному пришлось отсыпаться на пыльных коробках. Собственно, меня алкоголь победил уже в то время — ведь он же меня свалил с ног. Иногда я приходил подвыпившим домой, за что мог получить выговор от родителей, но большей частью в тот период я токсикоманил.

Хоть и с алкоголем не возникало особых проблем, все же проблемы ощущались в трезвости — я себя чувствовал отделенным от других, ущербным и, порой, депрессивным человеком, которому не везет: кое-как закончил школу, играл роли сильного и крутого парня, осознавая, что это не так — я всегда был нечестен с самим собой, перспектив уже тогда для себя я не видел. К 18 годам плотно осел на улице среди себе подобных. Сначала я выбирал для себя алкоголь, но наступило время, когда алкоголь выбрал меня, и этот выбор никто не мог отменить.

Прорывом в моем алкоголизме послужила смерть мамы, мне было тогда лет 19, пьянки стали происходить у меня дома совместно с отцом и нашими общими «друзьями». Иногда запои продолжались по несколько недель, после которых в квартире не было еды, денег, и оставалась поломанная мебель, обычно после таких «гулянок» я отходил при помощи таблеток и корвалола.

Иногда приходилось ночевать в подъездах или в квартирах собутыльников. Подобный образ жизни веял адом и обреченностью: пьянки вносили хаос и нестабильность существования, но именно спиртное хоть как-то скрашивало серость трезвой жизни. Без спиртного приходило состояние бесцельности, никчемности и бессмысленности.

Иногда я с отцом употреблял легкие наркотики, и мне казалось, что у меня очень продвинутый папа, которым стоит гордиться — на самом деле, я его внутренне презирал и обвинял в своей тогдашней жизни. Мне казалось, что благодаря своему окружению и отцу у меня такая неудачная жизнь. И еще мне казалось, что многие выпивают вокруг. Праздники для меня были «легальными» поводами к выпивке, нормальные люди для меня были тенями и безликой массой, которой я иногда завидовал.

После 20 лет я вынужден был пойти на работу, хотя я из тех людей, которые при наименьших затратах хотят получать наибольшее удовольствие от жизни. Отец меня называл студентом прохладной жизни — так оно и было. Несколько раз из-за выпивок меня не брали на работу или я сам уходил «хлопнув дверью», помню мне «повезло», и я устроился на аптечный склад грузчиком: это был «рай» — там хранились опиоидные анальгетики, которые я стал воровать и питаться ими, через несколько месяцев все это вскрылось и мне пришлось оттуда уйти.

Алкоголизм в тот период развивался: порой я не мог вспомнить, что происходило со мной когда пил, мог оказаться за рулем чужой машины в очень пьяном состоянии, а один раз в безумии обворовал средь белого дня палатку возле своего дома. Уж молчу про бедных соседей, которые были вынуждены слышать крики и музыку в ночное время суток. После таких выходок не хотелось просыпаться — было страшно и стыдно, особенно когда вспоминались все подробности таких ситуаций.

Алкоголь также принес в мою жизнь травмы тела: на одной руке у меня перерезаны нервные волокна, и до сих пор часть кисти у меня бесчувственная, на другой руке перелом, который не правильно сросся. Также имеются многочисленные порезы головы — все это происходило когда я был очень пьян и не трезв.

Последние три года до прихода в АА у меня не было практически ни одного трезвого дня — я работал чтобы оставаться в мире «радости» и «счастья», выкупить свой телефон из ломбарда и отдать долги. Иногда я воровал у бабушки золото и деньги — это было как шестое чувство, я всегда находил то, что поможет мне потерять трезвость.

Когда умирал отец я пришел домой (конечно же, я был не трезвым) и самое большое, что я ему мог предложить тогда, — это что мы с ним ещё попьем пива и все будет хорошо. Трагедия заключалась в том, что я действительно в это верил.

В 2006 году мне впервые удалось ощутить состояние дна (хотя всегда на нём был), я напился и упал с козырька подъезда на ступеньки, сломал руку (а мог бы и шею свернуть, там несколько метров высоты), после этого еще несколько дней «лечился» спиртным на улице и у своих знакомых. Попав домой в жуткой интоксикации и с адской болью в руке, я взмолился родным, чтобы вызвали нарколога — сам уже не мог выплывать после такого.

Нарколог, видя мое состояние, вынес правдивый вердикт — мне осталось лет пять такой жизни и я умру. Первый раз за много лет у меня чуть-чуть прояснилось в голове — я не могу контролировать эти пьянки, даже когда хочу нормальной и спокойной жизни, наступает момент, и я бегу пить, что в свою очередь несет все более и более ощутимые потери. Я осознал, что мне нужна помощь, благодаря чему меня повезли в Высоцкий м-рь к иконе «Неупиваемая Чаша». После посещения и моего жалкого верещания перед иконой в виде молитвы, со мной произошло чудо — через короткий промежуток времени я рыдал на коленях в понимании своей греховности и беспомощности что-либо изменить, желание пить ушло, и я узнал про Живого Бога.

Но выяснилось, что этого недостаточно для столь глубоко больного как я. Мне всегда думалось, что я знаю, как мне надо жить и что сам могу управлять своей жизнью, я понятия не имел насколько опасна моя голова, вернее те мысли, которые меня ведут к самоубийству и на основании которых я делаю умозаключения (которые мне кажутся очень даже здравыми).

Через три месяца трезвости, товарищ (впоследствии он выпрыгнул из окна, так как не нашел другого выхода для себя, хотя и был несколько раз на наших группах) купил бутылку водки и тут, как бы со стороны, на меня нахлынула сметающая всю мою волю волна, и я понял, что буду пить несмотря на короткую трезвость и «желание» изменить свою жизнь к лучшему. После выпитой первой рюмки мир поблек — даже Создатель не смог мне помочь, кто тогда сможет? В четыре утра я уже пил суррогатную водку по сорок рублей за бутылку в грязном подъезде.

В течении года я дошел до отчаяния и горького осознания беспомощности и безвыходности, Бога я не возлюбил — ведь Он не сделал как я хотел, а хотел-то я как всегда хорошего…

Сожительствовал я тогда с вич-инфицированной женщиной — на себе поставил крест, и терять мне было уже нечего, мы спали не предохраняясь и вместе кололись наркотиком, я себя убивал и ничего не мог с этим поделать, иногда мне хотелось умереть и не чувствовать всего того, что происходило вокруг.

Пить много я не мог — организм не выдерживал, порой у меня темнело в глазах, этих состояний я боялся, от них веяло смертью, и в такие моменты я испытывал сожаление о так плохо и бессмысленно прожитой жизни.

В один из таких дней мне позвонил родственник и попросил о встрече. Встретившись с ним, я увидел жизнерадостного человека, имеющего цели в жизни, он мне что-то говорил про Сообщество или трезвость, но я не мог воспринять его таким — мне хотелось его поменять и опровергнуть, ведь его образ и слова принесли угрозу моим иллюзиям и мне все это сулило изменениями, а меняться я никогда не хотел. Единственное, что меня зацепило — это его трезвость, её я поменять не смог. И внутренне подумал, что может и у меня что-то получиться в этом направлении. Это было моими первыми шажками в трезвую жизнь.

По началу я ходил в NA, полагая, что я наркоман, и для меня это не работало, мне было плохо, не комфортно, и я все еще испытывал депрессивное состояние. Сейчас я понимаю, что я готов был быть кем угодно: наркоманом, слабовольным, несчастным и т.д. — но я никогда не хотел быть алкоголиком, да к тому же побежденным алкоголем алкоголиком. Это мой любимый наркотик: всю мою жизнь со мной — плохо мне, хорошо — это все равно, главное, что был «обезболивающий эликсир жизни» рядом, и он действительно «помогал» не чувствовать проблем и поступать так как я хотел поступать, ведь алкоголь имеет такое свойство — скрывать правду, подставляя иллюзию-обманку, в связи с чем, можно думать, что живешь, а на самом деле жестоко умираешь.

До четырех месяцев я кое как ходил на группы, не видя в них никакого толка. Устроился на работу и вот там со мной произошло то, что впоследствии повлияло на всю мою дальнейшую жизнь: как- то, сидя на работе, я в тысячный раз думал: что со мной происходит и как с этой депрессией жить, как вообще жить? Мне было невыносимо с самим собой. Казалось что мысли роятся в голове как бешеные пчелы, а в сердце крутится диск от пилорамы, жизни в себе я не чувствовал, наверно в такие моменты можно сойти с ума если не выпить. И вот это состояние меня «ломает», я вдруг четко осознал, что мои мысли и это внутреннее состояние — это и есть мой алкоголизм, и что я обречен на смерть от этой болезни — ведь она внутри меня, а не где-то снаружи.

В первый раз в жизни я сдался перед самим собой и опустил руки, мои мысли побежали вперед, а я остался сидеть на стуле, свое я отбегал и ничем себе больше не помогу — у меня нет на это сил, ресурсов и знаний (и никогда не будет). Понимая это, я смог отдать себя Богу — посмотрел в потолок и сказал: «Делай со мною что хочешь» — это были мои первые три шага, после которых наступил покой внутри меня. Мне подумалось, что если это состояние сохраниться, то я буду самым счастливым человеком в мире, мне больше ничего не надо.

С этого момента моя жизнь начала меняться: начались воспоминания, как я начинал пить, что я сам, своими руками наливал в рюмку спиртное, что я сам, своими ногами шел в магазин — в этом никто не виноват кроме меня самого. Я обреченный алкоголик, но вместе с тем у меня есть возможность выжить, ходя на группы АА. Так я стал бегать на группы в надежде, что ваш опыт может быть и мне поможет. Потом я уволился с работы и до года трезвости с групп не выходил — работал со спонсором по шагам, служил на группах и ходил в больницы по 12-му шагу. В течении трех первых лет меня провели несколько раз по шагам и я закончил девятый шаг (он длился несколько лет), много всего было в трезвой жизни — за шесть с не большим лет трезвости в АА я прожил намного больше чем за тринадцать лет пьянки. Благодаря тому опыту, который я получил и до сих пор получаю, благодаря Богу, спонсору и программе выздоровления Анонимных Алкоголиков, я порой испытываю счастье и гармонию в этой прекрасной и трезвой жизни, есть перспективы в развитии и желание быть полезным, есть деятельность, которая приносит пользу и радость другим людям.

Не могу сказать, что трезвая жизнь это сплошной праздник, порой бывает очень тяжело и морально и духовно, но как бы тяжело не было, мне ни разу не приходило в голову, взять и выпить спиртного для «решения» проблем, и это один из многих даров Анонимных Алкоголиков.

Конечно же, здесь всего не изложить, любая жизнь многогранна и более объемна, чем изложенное в тексте, и все же я надеюсь, что этот текст кому-то будет полезен, ведь от благополучия других зависит и моя жизнь тоже.

Мне хотелось бы еще сказать, что нет различий между «правильно» и «неправильно» выздоравливающими алкоголиками в нашем Сообществе, есть только два вида алкоголиков: те, кто знают о том, что выход есть, и те, кто об этом выходе еще не знают, думаю, что это и есть главная и основная наша цель — донести послание о счастливой и радостной жизни до умирающих от алкоголизма людей.

Храни вас Бог. Александр, трезвый с 26.09.2007 года


У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz