Спикерская АА Наташи из Миннесоты

0
189

Всем привет! Меня зовут Наташа, я алкоголик.

Я из Казахстана, обожаю эту страну. Я из города Шымкента. Переехала в другую страну 18 лет назад. Сейчас я гражданин другой страны, но Казахстан очень люблю. Это моя Родина. Мне предложили две темы. Одна – отношения в семье. Другая – насколько мне важен спонсор сейчас, что такое спонсор для меня и как я понимаю спонсорство. Я выбрала сначала второе, потому подумала, что первая тема полегче, ну ладно, что выбрала, то выбрала.

Когда я пришла к анонимным алкоголикам, то была уже злой, ненавидела людей, не любила свою жизнь, не любила себя. Я превратилась в человека-одиночку, который пьет один. Я пила каждый  день, 24 часа в сутки – как проснулась, так и пила. И я понимала, что превратила себя во что-то непонятное. Это не был человек. И вот в таком состоянии я пришла в программу. Меня Бог привел. Я не собиралась бросать пить. Получилось так, что мне сказали: «Нам дают объявление, позвони. Они – анонимные алкоголики, какая-то там группа непонятная. Они дают нам деньги за это объявление. Все равно же у тебя проблемы с алкоголем – позвони». И вот так я попала к этим людям. И если честно, то та любовь, которую я нашла в анонимных алкоголиках, то бескорыстие и забота, которыми они меня окружили, меня просто поразили. Когда я пила, все друзья от меня отказались. Родственники, мама, дети, муж все ненавидели меня, кричали на меня. Может, они беспокоились обо мне. Но мое же эго – бес, который живет во мне еще с детства наверное, –расскажет мне любую историю, чтобы только я сделала так, как хочет он. И поэтому как я поступала… Ну это вообще была не я, ребята. И вот эта любовь, которой меня окружили в программе, меня повернула. Первый раз за много лет я не пила.

Когда я пришла в программу, нас было только трое ребят русских. И они гоняли по митингам американским, чтобы найти для меня, незнакомой им женщины, женщину-спонсора. И мы приходили на группы женские, и он сидел рядом и переводил, говорил: «Представляйте, что меня нет,  просто переводчик». Потом спрашивали: «Ну что нашла?» А я ничего не понимала и никого искать не собиралась: со мной же возились, мною же занимались. Чего искать еще-то?.. Что они сделали для меня? Меня стали уважать как женщину, как человека. А ведь уже никто на меня не обращал внимание и никто со мной не разговаривал. Ну пьешь и пей. Мне дочь принесла розы 123 штуки. Я потом пересчитала, с каждой розочки листочки сняла, поставила в вазочку. Но, снимая листочки с каждой розочки, я пила по рюмке и говорила: «Какие вы сволочи! Почему вы не думаете обо мне? Почему вы меня не любите?» А она мне сказала: «Мама, спасибо, что ты меня родила. Я не могу смотреть, как ты умираешь, пожалуйста, не звони мне и не приходи». Мне казалось, что она меня предала.

Когда я пришла в программу, мы поехали в Акрон, там группа была. Люди, которые там были, почему-то все улыбались, они говорили про алкоголь, про эту страшную мою зависимость, и почему-то все смеялись. У них в глазах были счастье и радость. И мне вдруг тоже вот этого захотелось. Я плакала все три дня, пока там были. И когда я попросила человека провести по шагам, он сказал: «Пройдешь все 12». – «Да хоть 112, мне все равно», – ответила я, мне очень хотелось получить хотя бы чуть-чуть того, что получали они. Поэтому когда мы стали идти по книге, со мной стало происходить что-то непонятное. Когда я читала, там написано: мы молились, мы сделали это… И я думала: «О, молодцы, они это сделали». Читала как художественную литературу. И для меня «мы»  – это были вы, а не я. Я в эти «мы» никак не вписывалась. И когда стали  читать со спонсором, меня стало поворачивать. Там написано «мы молились» – это значит, что с этого моменты ты тоже начнешь… Я думала: при чем тут я?! Вот так всю книгу мне разжевали. В четверке и пятерке сказали: «Напиши свои обиды на людей, кто тебя обижал». О, думаю, сейчас я все напишу. И вот когда все написала, спонсор спрашивает: «А где тут твоя вина?» Какая моя вина?! «Но где-то же ты тоже была нечестна. Вот говоришь, что обижена на отца. А что ты сделала для него, чтобы он по-другому к тебе относился?» А я даже его дня рождения не помню – вот такой я «хорошей» дочкой была. И меня стало поворачивать. После пятерки, особенно после сексинвентаризации, я поняла, где накосячила. Я даже не думала, что я такая нехорошая женщина, оказалось, что мое эго вело меня туда, куда и привело. Меня направляли, но никогда не говорили, что делать. В книге все написано. Я смотрела на вас и видела, что вы счастливые. Потом оказалось, что я и программу пыталась подстроить под себя, контролировать, сделать так, как я считала правильным, и искренне верила, что поступаю по-новому. Я говорила спонсору: «Почему мне плохо? Почему? Я же молюсь, хожу на группы». Мне говорили: «Не знаю, молись». И вот это «не знаю, молись» злило меня и даже просила: «Господи, ну если Ты там есть, тресни Ты ему. Что он меня все время молиться отправляет и не говорит, что конкретно делать?» Я как зависимый человек пыталась переложить на другого человека все то, что должна была сама понять и сделать.

Что такое для меня спонсор? Это человек, который провел меня по шагам, взял мою руку и положил в руку Бога. Он научил меня, как обращаться к Богу. Объяснил, что такое для него Бог, как он его понимает. Наверное такая была тогда готовность принимать. У меня сейчас 4 года и 5 месяцев трезвости, и они пролетели, как одно мгновение, ребята. Но это мгновение я помню, помню все, что я делала. И для меня это какое-то счастье. В книге сказано, что мы будем хотеть, чтобы это длилось так долго на сколько возможно. И я хочу сейчас жить на самом деле. Пройдя по книге, я захотела снова жить.

Я помню первое собрание в Чикаго, у них был день рождения группы. Меня привезли туда, ребята очень заботились обо мне – у меня не было ни денег, ничего, даже на кофе не было, не то что на  покушать. Я чувствовала себя ущербной, старалась ничего не просить. И я тогда чувствовала себя таким забитым человечком, молчала, мне казалось, что я даже разговаривать не имею права. И вот тогда на дне рождения меня Бог посадил между двумя женщинами – моим будущим спонсором и моим духовным наставником. Я положила голову ей на плечо и спросила: «Будешь моим другом?»  А она говорит: «Буду».  «Честно, честно будешь?» – «Честно, честно буду». И вот с того момента у меня появилась первая подруга. Это женщина, которой досталось все, наверное. Я звонила ей каждый день. Потому что, когда бы ни обращалась к спонсору, слышала: «Иди молись, ищи женщину». И когда я первый раз подошла и сказала спонсору: «Ты знаешь, я нашла женщину-спонсора», у него столько блеска и счастья в глазах было просто неописуемо, потому что я достала всех. Что надо делать? Как надо делать? А почему вот этот человек на меня так смотрит? А почему она со мной разговаривать не хочет? Ооо это еще то было!.. Я выбрала вторую женщину, потому что видела, что около нее крутились все другие, просили о помощи, и она, как добрая мамочка, и по головке их погладит, и прижмет. И я подумала: «Я тоже так хочу». Я подошла и попросила ее быть моим спонсором. Но она сказала, что у нее так много подспонсорных, что она не знает, справиться ли. Потом согласилась, но сказала, что по книге мы не пойдем. Я согласилась, потому что прошла уже по ней, и я видела, что программа работает, что Бог есть, и у меня уже было огромное желание помогать другим людям. И она дала мне первое задание: звонить ей каждую неделю, не звонишь один раз – все, считай, что я не твой спонсор. Мне хотелось очень, чтобы рядом был такой человек, наверное, мамочку захотелось, хотя она моложе меня на лет 20. И с тех пор я отзваниваюсь каждую неделю ей. Чем больше у меня трезвости, тем больше хочется, чтобы рядом был человек, который меня понимает, примет меня со всем, с чем я к ней иду. И никогда она не говорила: «Тебе надо сделать так-то и так-то». Каждый раз, когда иду к ней с проблемой, слава богу, все реже, она меня спрашивает: «Какое будет твое решение? Что ты собираешься сделать?»  Первый раз, когда она так сделала, я подумала: «Вау, один меня отправлял молиться, теперь другая…» Когда я говорю неправильно, то она спрашивает: «А может, лучше сделать вот?»  Она, как и первый спонсор, показывает своим примером то, что я бы, наверное, не делала никогда. Если взять календарик и посмотреть, сколько у меня подспонсорных, что я должна сделать на неделе, на какие группы пойти, в тюрьму поехать, то кажется, что я делаю достаточно. Но когда я вижу, сколько делают они и прилетают со счастливыми глазами и у них энергии куча, она приходит на группу и у нее счастье в глазах  – и я сразу загораюсь этим: я тоже так могу, тоже так хочу. Бывает мне плохо, а она приходит и говорит: «Эх квартира сгорела, ребята, помогите». Я бы уже рыдала, ныла. Это учит меня, что надо идти к людям, что программа, группа все равно помогут. Я переезжала из одной квартиры в другую, все вещи стояли у подруги, потому что некуда их было девать, я ездила с одним чемоданом и кроватью. Я попросила людей помочь, и они сказали: «Да не переживай, сами как-нибудь справимся» И ребята не отказали, все пришли помогали, подняли вещи на 3 этаж. Если кто может, то обязательно помогут. И этому меня учил человек, который сейчас со мной рядом. Помню после переезда спросила меня: «Ты с соседями познакомилась?» – «Зачем?! Я с кошкой, тишина, спокойствие» – «Иди знакомься!» Анонимные – это анонимные, но с другими людьми ты тоже должна уметь с ними общаться. Или опять же учит меня честности. Когда я просила человека помочь перевезти вещи и он сказал, что, наверное, не сможет. И я обиделась. Он тогда повернулся и сказал: «Наташа, если бы я сказал, что смогу и не приехал, это было бы нечестно. И это было бы еще хуже. Но если у меня появится время вдруг, я обязательно приеду и помогу тебе. Просто на это время у меня назначено что-то другое. И я не могу подвести людей. Это будет нечестно и по отношению к ним».

Спонсор – это тот человек, трезвость которого я хочу иметь. В ней есть смелость, вера в программу, в Бога. Я сейчас провожу девчонок по программе и хочу передать им, как я пришла к Богу. Я точно знаю, что если вы выздоравливаете без шагов, то вы сами себя обираете. Вы свой потенциал используете примерно на 10% из 100. Потому что без шагов, без спонсора вы не сможете быть такими же счастливыми, радостными, свободными, насколько дает нам возможность программа. Я настолько обожаю программу, наше сообщество. Сейчас я не провожу по шагам, вы меня учили, Когда я говорила: «Почему Бог мне не дает? Я же хожу на группы, молюсь». Мне отвечали, что если я это делаю только для того, чтобы Бог мне что-то дал, то лучше вообще этого не делать.  Бог – это друг. Если ты друга использовала один раз, например, дай, пожалуйста, денег, очень надо. Друг даст. И второй раз даст. А на третий скажет, что мне пора самой решать свои проблемы. И если Бог для меня друг, то у нас должны быть дружеские отношения. Я делаю для своего друга то, что могу. И он будет мне показывать, что Бог всемогущ. Мне говорили, что я использую Бога, как «шестерку»: дай, дай, дай… А дружба – это взаимное. Мне предлагали представить, что Бог – это мой папа. А у меня с папой, извините, отношения были сложные, он пил, бил нас. Он был, в сущности, добрым, хорошим человеком, но когда выпивал, это было что-то страшное. Поэтому представлять его как отца я не хотела. Потом мне предложили подумать, кто в жизни был для меня близким человеком, которого я любила, кому доверяла. Это был мой крестный. Он очень рано ушел из жизни. И мне предложили представлять Бога как моего крестного. Первый раз, когда я представляла себе Бога, он мне представлялся этаким шаманом, который сидит в коробке, туда ему записочку кидают с просьбами. Мое представление о Боге менялось, менялось. Сейчас Он для меня – все. Он знает наперед, что я сделаю, но никогда не вмешивается в мои дела, как настоящий друг. Он принимает меня такой, какая я есть. В программе меня учили: мы учимся на своих ошибках. Я должна пройти через свою ошибку, чтобы понять что-то. Если не пойму, значит, снова пройду через эту ошибку, и я буду наступать на эти грабли, пока лоб не разобью. Но пока не пойму и не поверну в другую сторону, то так и буду делать те же вещи.

Наши принципы в программе принципы добра, «не укради», «не обмани». Спонсор учил меня говорить правду. Я даже перед Богом не хотела говорить правду. Мне казалось, ну Ты же все понял, что мне Тебе говорить. Оказывается, проговаривая Богу в десятке, что сделала не так, после звонка спонсору, молитвы некоторые вещи уходят сразу. А некоторые остаются. Был случай, когда у меня поломалась машина, я не знала что делать, это была трагедия для меня, не было денег, это вогнало меня в жуткий депрессняк. Но в этот момент ударили машину сына, он без страховки, у него трое детей, он один работает – и я влилась в его проблемы, давай искать ему адвоката, занимать деньги для него, была злая, психованная. Я рассказала спонсору, что не знаю что делать. А спонсор меня спросила: «Подожди, подожди, тебя сбивает с толку то, что ты ищешь для сына адвоката, а он не хочет его брать. Он тебя просил искать адвоката и занимать деньги?» Я говорю: «Нет, но я же мама, я должна». – «Ты играешь роль Бога для своего сына, а он это не принимает. Принимай бессилие и проси Бога заняться его делами, а тебе чтобы дал возможность заниматься своими».

Я не хочу оставаться без спонсора, без моих друзей, которых приобрела в программе. Одиночка – это одиночка. В одиночку мы не можем. В одиночку мы быстро погибнем. Лучше я буду с людьми, буду ходить на группы, бегать в тюрьмы. Тюрьма – это вообще вещь такая… приходишь туда, видишь этих девчонок. И вот она сидит и говорит, мол, спасибо Богу, что закрыл меня в тюрьму, потому что, если бы не было тюрьмы, я бы, наверное, уже лежала где-нибудь в канаве мертвая.

Так же и я, если бы не пришла в программу, если бы у меня не появилось столько друзей, я бы уже не жила. Я заливала себя водкой, потому что выхода не видела, чтобы просто сдохнуть. Мне осточертела эта жизнь, я не хотела быть той, во что превратилась, поэтому спасибо программе, что я с вами, за возможность поговорить. Не знаю, помогла ли кому-то, но, возможно, хоть кто-то меня услышит и это будет для него поворот в жизни. В одиночку, ребята, мы не выживем. На земле должен быть хоть один человек, который тебя понимает и поддерживает. Когда я начала проводить по шагам, мне было сказано: «Дай Бог, чтобы твой совет не убил человека. Не лезь в их дела, в их жизнь. Ты можешь только своим примером показать, что ты сделала. Все остальное человек должен решить с Богом и сам».  И спасибо, что меня наставляют. Спасибо вам, ребята.

 

Вопросы к спикерской

Вопрос:

Я буквально на днях вспоминал про срыв и как я тебе плакался. И мне тогда хотелось, чтобы ты была мне мамочкой. Я правильно услышал: спонсор – это тот человек, который ждет, что сделала ты, какие действия и потом уже разбирает вместе с  тобой ситуацию? Так же, как и Бог: ты делаешь действие – он смотрит на это и говорит, правильно сделала или нет. Но сначала ждет. И проходит такая вот параллель.

Ответ:

Бог – джентльмен, он никогда не полезет в то, что ты решила делать. Он уважает мое мнение. Когда я что-то делаю, Бог меня охраняет. Сколько раз я пьяная попадала. Еду на машине, а меня останавливает полицейский и спрашивает: «Вы пьяная?» – «Кто? Я? Откуда вы узнали?» – «Люди позвонили, сказали, что вы прямо из горла пьете». И тут каким-то образом появляется сын, мне до дома один поворот оставался. И меня каким-то чудом отпускают. Сколько раз я пьяная ездила… Бог давал мне возможность это делать. Я не сбила, слава богу, ни одного человека. Какие-то ангелы охраняли меня. Так и тут, в программе. Спонсор спрашивает, что сделала я. Например, сижу жалею себя, звоню спонсору со словами, что все сволочи, гады. Он: «Ну так это жалость к себе, иди и жалей себя». – «С ума сошел? И что будет?» – «А что будет? Ничего. Ты просто начнешь пить и сдохнешь». – «А зачем совет такой даешь?» – «Потому что ты выбрать должна хочешь это делать или нет». Выбор всегда за мной. Поэтому мне всегда предлагают подумать, что я должна сделать. Например, отвечаю: найти деньги. А мне говорят: «А не легче ли пойти их и заработать, чем бежать занимать? Или я решила бросить гимнастику, надоело, не хочу больше этим заниматься, пойду работать в офис». Мне говорят: «Ну иди. Только сначала подумай, сможешь ли ты после той работы, которая у тебя была, сидеть в офисе 8 часов и делать ту работу, которую делают там люди?»  И тогда я задумываюсь об этом, а вначале со злости и психу я все бросаю. Или меня учили быть честной, все я устала, программу не хочу делать. Меня просят написать мой график, все, что я делаю, по дням. И это моя задача – написать график или нет. Она смотрит его и говорит: «Не вижу я в твоем расписании, что ты ходишь в бассейн» – «Это что к программе относится?!» – «Нет, это относится к твоему здоровью». А я про это же даже не думаю, мне даже в голову это не приходит. «А почему нет пеших прогулок в расписании? Это твое здоровье. Не будет здоровья – не будет программы. Не будет программы – не будет здоровья. Как круг замкнутый».  Спонсор не говорит «иди и делай», он говорит «надо, наверное, сделать». И опять же выбор за мной. С любовью, но не толкая. И Бог так же. Он смотрит, терпит. Наступила на грабли: ага, надо идти в другую сторону. А не поняла – снова на грабли, снова ударилась. И до тех пор, пока я не пойму, что надо повернуться. Спасибо.

 

Вопрос:

Как часто ты получаешь ответ, ведя диалог с Богом?

Ответ:

Спасибо за вопрос. Наверное, всегда. Но дело в том, что иногда я не дожидаюсь его ответа и делаю то, что я сама придумала. Ответ есть, надо его только увидеть и услышать. Он приходит по-разному: через людей, телевизор, мое здоровье, погоду, машину. Иногда я спрашиваю, а сама бегу и делаю, как я уже сама решила. А потом жалею, что не дождалась. Бог всегда отвечает. Это, наверное, зависит от того, в какой я духовной форме, могу ли я его услышать.

 

Вопрос:

Наташа, спасибо за спикерскую. Первый вопрос: хочется услышать твой опыт, когда подспонсорный наступает снова и снова на грабли и уходит в срыв, что ты делала в этом случае, когда, например, за полгода 10 срывов? И второй вопрос: возвращаешь ли ты подспонсорных на первый шаг после срыва?

Ответ:

Я, наверное, отвечу сразу на два вопроса. Когда начала проводить по шагам, это было мне очень интересно. Спрашивала впереди идущих: «У меня девочка сорвалась. Что делать?» Мне отвечали: «На первый шаг». – «Слушай, а если она и второй, и четвертый раз сорвется? Что делать?» – «Даже если десятый раз сорвется – на первый шаг». – «А почему?» – «Потому что если он сорвался, значит он отошел от Бога, не принимает первый шаг, что он бессилен перед алкоголем и что жизнь его неуправляема». – «И до каких пор?» – «До тех пор пока Богу будет угодно. Пока что-то не произойдет в его голове, как написано в Большой Книге. Своим подспонсорным я говорю: «Я никогда от вас не откажусь. До тех пор, пока вы хотите приходить и начинать читать книгу со мной, я буду это делать. Потому что я сама алкоголик и знаю, что это такое – отказаться от алкоголя. Совершенно случайно у меня получилось с одной девочкой. Я всегда сама читаю книгу. А тут после срыва предложила: «Давай я буду читать абзац, и ты будешь читать абзац». И тут она говорит: «Что я псих что ли?» – «Мы уже два раза читали книгу, и ты только поняла, что ты – псих?..» То есть пока читала я, она была со мной, но где-то витала мыслями, пока не начала читать сама. И с тех пор, пока идем по программе, срывов больше не было. Вот, наверное, Бог подсказал сделать по-другому. И это сработало.

Да, анализ срыва всегда делаем. И всегда возвращаю на первый шаг. Правда, больше двух раз срывов не было. Некоторые после третьего раза просто пропадают. Алкоголь – это страшная болезнь. Я их понимаю. Вот сегодня утром написала девочка, которая раза 3 срывалась, а потом исчезла года 1,5 назад. И вдруг она пишет мне.

Я уверена, что спонсор и подспонсорный связаны на небесах. Это Бог дает мне подспонсорных. А им Бог дает меня. Видимо, это время мы должны быть вместе. А ушел – значит ему нужен какой-то другой человек. Я, видимо, перестала быть полезной или не могу. Бог так распорядился.


У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь