Спикерская. Всем привет, Миша алкоголик.

1107

Всем привет, Миша алкоголик.

Все начиналось во дворе, затем – на работе по выходным. И так постепенно я стал пить запоями. В первый раз я попал в наркологию в 2005 году, с тяжелой формой белой горячки. Были и слуховые, и визуальные галлюцинации. Меня все это очень дико напугало. И когда мне предложили закодироваться, я сразу же согласился. Ремиссия была три–четыре месяца, а потом я снова запил. Второй раз белая горячка была еще сильнее, потому что я понимал, т.е. одна часть мозга понимала, что это белая горячка, а другая – принимала все это за действительность: то, что я вижу, что я слышу, что я чувствую. Голова просто разрывалась на две части, и было желание просто разбить голову о стенку. Меня закрывали дома, на ночь забирали вещи, чтобы я никуда не ходил. Я открывал окно и в тапочках, каких-то кофтах, которые на себя натягивал, шел в магазин. Т.е. мне было все равно, как идти, во сколько, в какой мороз. У меня один раз была эпилепсия, я даже не помню. Были судороги, выворачивало мышцы так, что боль была дикая, страшная. Я не знаю, как это называется по-медицински, но один раз у меня было после запоя… Т.е. это не запой был: я употреблял утром и ехал на работу, мне стало плохо. Я вышел на остановке, пошел пешком и еле дошел до дома, потому что я стал видеть как бы в двух плоскостях: вот машина едет, и до нее полтора–два метра, и вот она же едет, и до нее 20–30 метров. Естественно, я зашел в магазин, естественно, я шел домой и понимал, что что-то не то, и я сказал, что готов лечь в больницу. Это была единственная альтернатива. Я перепробовал массу вещей, т.е. допивался до такого, что просто не мог встать. Помню, было лето, была жара, я ложился на пол, там было прохладней, и в один момент я не мог встать. Я не чувствовал ног, я не мог подняться. У меня ушло минут пятнадцать, пока какая-то чувствительность к ногам вернулась и я смог подняться. И вот, несмотря ни на что, я продолжал пить.

Потом мне дали выбор: либо я ложусь на полгода в принудительное отделение, либо на четыре месяца в больницу и прохожу полностью курс лечения. Я согласился не потому, что думал, что врачи мне чем-то помогут, а потому, что там было четыре месяца, а в принудительном – полгода лежать. И ходил туда на психиатрические группы к врачам только потому, чтобы, во-первых, сократить время пребывания, чтобы не болтаться без толку из угла в угол, а во-вторых, возможно, какая-то информация полезная там будет. Там я впервые увидел человека, который пришел на группу трезвый и стал рассказывать такие вещи, которые происходили в моей жизни, но при этом он меня не знал и он был трезвый. Меня это очень сильно удивило. И тогда я задался одним вопросом и стал этим вопросом донимать всех психологов: почему у меня происходит срыв. Т.е. я считал, что если я буду знать, почему у меня происходит срыв, так сказать, механику этого срыва, то я буду предупрежден и смогу этому противостоять. Потом было еще одно отделение, в котором я два месяца отлежал. Туда приходило больше людей. И тогда до меня начало доходить, что дело не только в срыве. Хотя я тогда вообще ничего не понимал. Слышал, конечно, о шагах. Ну и когда выписывался, были уже пакеты собраны, приехал один человек из анонимных алкоголиков. Он довез меня до дома, мы с ним поговорили. Я стал ходить на группу, ничего не понимая. Все меня напрягало. Да, меня хорошо встретили, разговора нет. Но меня все злило, напрягало, потому что я ничего не понимал. Я видел людей, которые трезвые, но при этом я не понимал, как они остаются трезвые. Поэтому я ходил одну группу туда и две – в наркологию. В наркологии мне все было более-менее понятно, там были  врачи. Оставался трезвым таким образом я около трех месяцев, и потом меня очень сильно накрыло, т.е. было такое ощущение, что если я сейчас не выпью, я просто умру, просто задохнусь. Однажды я тонул, мне было лет тринадцать. Это было на озере, в Боровом. Были очень большие волны. Я в то время уже неплохо плавал, но меня накрыла волна, и когда я всплывал, меня накрывала очередная. Я не мог никак сделать вдох, наглотался очень сильно воды, и меня просто волнами выбросило на отмель. Только там я смог отдышаться. И то же самое здесь произошло, т.е. до такой степени, что я не пошел в магазин – я побежал туда бегом. Через два часа я побежал за еще одной бутылкой. Но как-то все равно что-то сказалось от бесед с врачами. Пришло понимание, что нужно что-то делать, потому что я прекрасно понимал, что такое запой. Я позвонил этому человеку, он сказал: «Хорошо, я приеду и отвезу тебя в наркологию». Он приехал, я сел к нему в машину и мы поехали. Я сказал ему: «Останавливай машину, я не поеду сегодня. Мне плохо. Я не хочу!» И начал находить тысячу причин. Он сказал: «Ну ты понимаешь, я сейчас привезу тебя туда, тебя там прокапают». Я сказал: «Нет. Если ты не остановишь сейчас, я выпрыгну из машины на ходу». Он развернулся, довез меня до дома, мы поговорили, и я его попросил забрать меня завтра. Он сказал: «Хорошо, давай завтра, с утра». Он приехал, и мы поехали в наркологию, причем поехали теперь еще под контролем моей мамы.

Мое  безумие было таким, что мне все равно было, что носить, что будет впоследствии, что у меня отказывали ноги, что были судороги, что мне еще тридцати не было, а у меня уже была эпилепсия. Меня даже не успевали увольнять с работы, потому что сам уходил. Ну когда работал с братом, мама, видимо, звонила: «Возьми, пожалуйста! Он твой младший брат. Он перестал, он отошел, он отлежал в больнице». Брат снова брал меня на работу, я какое-то время работал, потом у меня начинался запой очередной. И когда я отходил, а отходил я где-то через месяц, через два, брат меня снова брал на работу, и это была уже другая квартира или другой объект. Так вот я и жил от запоя к запою. В последнее время меня уже стал накрывать страх не только в запое, чтоб надо было найти бутылку эту. Меня стал накрывать страх, точнее ужас, проживая в трезвости, что у меня произойдет срыв. Я просто знал, что он произойдет. Может, не сегодня, может, завтра, может, через неделю. И мне от этого становилось жутко, я не находил себе места. Это меня съедало. В конечном итоге безумие у меня стало не только в пьянстве, но и в трезвости. Я жил в постоянном страхе, с постоянным грузом. С грузом того, что я там натворил. Т.е. я понимал, что я творю. Я видел слезы матери, я видел, что сестра, которая вроде плюнула на меня, все равно приходила и понимала, что ничего уже не может сделать. Я слышал слова брата, когда он то орал на меня, то еще что-то говорил. Я понимал все это, но ничего сделать не мог. Просто напросто, ничего! И это безумие стало у меня не только в пьянстве, но и в трезвости.

Когда я лежал в больнице, я понимал, что жить трезвым можно. Я не знал тогда, как это можно сделать. Врачи что-то объясняли, я слышал слова, но главное, они дали мне понять, что жить можно трезвым. Лежа в больнице, куда меня привез анонимный брат, я понял, что несмотря ни на что, несмотря на стыд, на то, нравится мне или нет, я буду ходить на группу. Мне было жутко стыдно прийти сюда, скажу честно. Я шел сюда и не знал, как я зайду, что буду говорить, что мне скажут. Но я пришел с твердой уверенностью, что что бы мне ни сказали, как бы на меня ни посмотрели, я все равно останусь здесь, я буду здесь до тех пор, пока не начну в этом разбираться, пока не пойму,  почему они остаются трезвыми. И сложилось так, что мне выпал шанс взять служение. Человека не было, я попросил, и мне сказали: « Почему бы и нет!» Я провел одну группу, вторую и тут понял, что я вообще, абсолютно ничего не понимаю, что я там читаю. И тут я впервые услышал (я не знал, что это моя Высшая Сила), но я Ее впервые услышал. Хотя я слышал Ее и раньше, но не понимал этого. На группе я часто слышал, что есть скайп-группы. У меня дома есть интернет. Я постоянно дома захожу в интернет, но почему-то никогда я не заходил в эти скайп-группы. Хотя и скайп уже стоял. А тут я зашел в эти группы и уже на третьей–четвертой группе я четко понял, что мне нужен спонсор. Я просто услышал человека, высказывания которого были близки мне, и обменялся с ним контактами. После группы мы с ним переговорили, и я сказал ему: «Ты знаешь, мне нужен спонсор. Будешь моим спонсором?» И он согласился. Я офигел. Он сказал, что нужна книга. Книг не было. Я поднял кипиш: «Мне нужна большая книга!» Мне говорят: «Большой книги нет! Тебе нужна вот такая книга». Я говорю: «Нет! Мне нужна большая книга!» Короче, такой кипиш тут был! Такой спор вышел – какая же книга ему нужна?!)) Мне спонсор сказал, что отправит мне электронный вариант книги, и что я должен просто выписывать. Потом все-таки выяснилось, что значит – Большая Книга!)) Когда я приступил к Шагам, скажу честно, я ничего не понимал! Т.е. спонсор мне сказал: «С такой-то по такую-то страницу ты должен читать и подчеркивать предложения: три предложения на странице максимум, одно – минимум». Так я начал читать. Я почти сразу все прочитал в первый день. Начинаю читать ему. Он слушал-слушал, короче, и говорит: «Миша, я что-то не понял!» Я думаю: «Что он не понял? Ну это мы недавно проходили, об этом на группе говорили. Ну фиг с ним». А он говорит: «Нет, так не пойдет! Смотри, это программа действий. Вот я тебе даю задание, ты просто делай! Не надо думать, просто делай. Понравилось предложение – подчеркни. Не понравилось – подчеркни. Не понял ты этого предложения – подчеркни». После этого разговора все началось: я стал вчитываться, стал перечитывать. Потом было такое: я хотел по пять, по шесть предложений, по целому абзацу подчеркивать, но вспоминал его слова и понимал, что не просто так было это ограничение – три предложения. Я прочитал ему все подчеркнутые предложения, и он сказал: «Миша, хорошо. Вижу, что ты готов идти по Шагам, и нужно принять спонсорское соглашение. Я тебе не друг, не брат, не сват. Я – твой спонсор, ты – мой подспонсорный. Ты должен будешь делать все, что я тебе говорю. Не надо задумываться, не надо гадать, не надо чего-то ждать – ты должен просто делать. И он дал мне сразу Десятый и Одиннадцатый Шаги. Скажу об Одиннадцатом Шаге: вначале я читал, не понимал. Спонсор спрашивает: «Читал?» – «Да, да, читал!» Постепенно, со временем я понял, для чего нужен этот шаг. Одиннадцатый Шаг – это, во-первых, дисциплина. Именно читая Одиннадцатый Шаг, я понял, что я могу совершать ошибки, что я несовершенен, что я не только могу, но и буду их совершать. И спонсор – это тот человек, который поддержит и подскажет всегда.

Десятый Шаг – замечательный. Когда видишь: когда остановился, когда помолился, когда, если есть возможность, позвонил, сделал доброе дело. Он очень важен для меня. Он научил меня правильно реагировать. Например, когда кто-то из родственников подколет. Для обычного человека это нормально, для меня – нет. Я начинаю сразу злиться и в ответ агрессивно отвечать, причем, если он сильно подколет меня, мне надо на метра три переплюнуть его, иначе я – не я. И именно с Десятым Шагом у меня тормоза появились. Да, он подколол! Но я отошел в сторону, помолился – все.

Первый и Второй Шаг: спонсор дал мне вопросы, я должен был на них ответить. Я даже не знал, что это Первый и Второй Шаг, просто должен был написать по одной странице на каждый вопрос. Я написал быстро, легко. Спонсор прочитал и сказал: «Ну здорово, ты Первый и Второй Шаг сдал. Давай приступим к Третьему. И здесь – о перепоручении Высшей Силе. Вначале он спросил: «Ты веришь, что есть какой-то Высший Разум? Не будем говорить о Боге, Аллахе». Я ответил, что верю. Это действительно так. Он попросил: «Опиши свое понимание Высшей Силы». Я описал: «Всесильная, здравомыслящая добрая, творческая, карающая». Когда прочитал «карающая», спонсор говорит: «Вот если бы Высшая Сила карающая была, то что бы Она сделала с тобой, со мной, учитывая то, что мы натворили? Ну конкретно? Ну действительно, четвертовала бы и сожгла!» Действительно – не карающая. Я согласился с этим выводом. Я понял, что Высшая Сила не может быть карающая. Она любящая,  добрая, не помню, около шестнадцати пунктов написал. Стали говорить о перепоручении. Спонсор сказал: «Давай вспомним, что ты написал. Ты пробовал лежать в больнице. Помогло? – Нет! Пробовал кодироваться. Помогло? – Нет! Целители. Какие-то ампулы мама мне давала, чтобы я каждое утро пил их. То пробовал, это пробовал. Контролировать пробовал? Пробовал другие напитки? Вот смотри, ты все перепробовал, ничего не помогло! И тебе предлагается Высшая Сила, неважно, как ты ее будешь потом называть. Просто попробуй с ней. Вот ты уже все перепробовал и вот просто сейчас попробуй с ней». Я говорю: «Хорошо». Он дал мне какую-то молитву, сказал встать на колени. Я встал на колени, прочитал ее. Спонсор сказал: «Все, ты Третий Шаг сделал». Я вообще в удивлении был тогда: Первый, Второй! Тут я уже и Третий Шаг сделал! Спонсор мне сказал: «Миша, ты пойми, ты сразу не почувствуешь ничего. Она тебе в окошко не постучится. Она не скажет тебе: «Делай это и не делай то. Делай это вот так, а не делай вот эдак. Или: не ходи туда, а ходи сюда!» Нет! Ты ходи на группы, ты постоянно слушай». И постоянно спонсор говорил: «Ты благодари. Вот ложишься спать, ты поблагодари. За то, что ты живой. Поблагодари за чистую постель, за то, что ты трезвый».

Сначала у меня ничего не получалось. Это понимание моей Высшей Силы, точнее, не понимание, а знание, что Она все-таки защищает меня, оберегает меня, ко мне пришло в Четвертом Шаге. В Четвертом Шаге первую колонку писать было более менее. Но во второй колонке, когда мне нужно было вспомнить, что же эти люди сделали мне, какая причина, меня брал псих. Мне хотелось зашвырнуть тетрадь, хотелось плюнуть на все. И после этого я сделал таким образом: каждый день мы в 24.00 встречаемся со спонсором. В 23.00 я сажусь, пишу. Когда чувствую, что мне становится плохо, закрываю тетрадь и откладываю в сторону, как мне советовал спонсор. А в двенадцать часов мы созванивались со спонсором, я проговаривал ему все, мне становилось легко, комфортно. Когда закончили это, надо было начинать молиться. Когда я начал молиться, когда надо было пожелать человеку то, что пожелал бы себе, надо было молиться за этих людей, что, возможно, они были духовно больны, мое отношение начало меняться. Я стал совсем по-другому чувствовать. Я стал совсем по-другому на группах высказываться, я стал совсем по-другому понимать, что в тех ситуациях произошло. Я стал понимать, что в действительности не этот человек мне причинил вред, а я ему. Мое понимание начало меняться. И тогда произошел такой случай: мы выкопали картошку, и там небольшая работа была, которая напрягала. Я ее раньше не делал, там нужно было постоянно в справочник заглядывать. Пошел дождь, картошка была на поле. Я вышел и дяде сказал, что надо картошку собрать. А он сказал: «А вот мы тебя и ждали». Т.е. ничего не значащая фраза, просто небольшая колкость. Но меня она очень взбесила. Но мне помогла моя Высшая Сила, и я успокоился. Я знал, что через час-два начнется группа в скайпе. И это знание, и понимание, над чем я сейчас работаю, помогли мне в первый раз не среагировать на колкость и успокоиться. И стало как-то здорово! Стало совсем по-другому. Я впервые тогда проговорил эту ситуацию на скайп-группе, и меня выслушали с понятием, с пониманием. Да, я не видел этих людей, но я чувствовал, что эти люди меня понимают. Понимают, из-за чего меня подбросило. Я тогда действительно понял, для чего нужны группы. Что такое братство, сообщество анонимных алкоголиков. Когда чувствуешь, что ты не один. Я стал замечать, что эти люди – из самых разных мест. Тут еще люди стали приезжать из-за границы к нам. Я стал понимать, во-первых, что я не один такой, а во-вторых, люди выздоравливают, и у каждого найдется проблема больше, чем у меня самого. Четвертый Шаг закончился так легко, хорошо. Я к нему вообще так привык, если честно. Я ведь писал его месяцев восемь или даже девять. Я к нему привык! Здорово так: пишу, молюсь.

Потом наступил Пятый Шаг. Надо сказать, что он прошел у меня очень трудно. У меня был псих. Я прямо сказал своему спонсору, что, наверное, сейчас сорвусь. Он сказал мне: «Миша, я не могу тебя цепями приковать. Даже если бы я там был. Потому что я понимаю это. Единственное, я могу посидеть с тобой, поговорить». Мы поговорили. Потом дается перерыв в течение часа. Спонсор сказал: «Все, успокойся, посиди, покури и потом скажешь, готов ли ты двигаться дальше». Я покурил, лег на диван, полежал, какой-то фильм включил. Я не знаю, как я досидел. И когда включил скайп, я сказал: «Я готов двигаться дальше». Меня накрывало в тот момент, все. Мы о чем-то поговорили, и он сказал: «Знаешь, сейчас есть скайп-группа, зайди туда. А потом, когда группа закончится, я буду на связи. Постучишься, я отвечу». Я зашел на группу, а это была совершенно другая группа, и просто начал высказываться. Там даже не та тема, а я просто начал сливаться конкретно. Я плакал. Меня выслушали, меня поддержали. Вот что для меня группа. Это те люди, что какая бы трудная ситуация ни была, если я приду туда и буду честен, честно скажу, что со мной сегодня, сейчас происходит, они меня всегда поддержат. И не важно, где они находятся: хоть в Антарктиде, хоть на Северном полюсе, хоть на Луне. Они знают, что это за проблема, как и что. Они понимают это все. И когда я вышел с группы и связался со спонсором, он спросил меня, готов ли я дальше идти по шагам, и я понял, что ко мне пришла эта готовность. Я понял, что я стал свободен от алкоголя. Вот я выздоравливаю один день. Я это четко почувствовал. Я стал свободен на один день. Но при условии, что я буду делать действия. У нас Программа действий. Я сейчас четко понимаю, для чего нужна эта Программа. Это не просто там читать Шаги, писать, отвечать спонсору, приходить на группу. Нет. Это Программа действий. И что трезвость моя – это хорошо, это жирный мой плюс, это здорово. Но трезвость моя – это только начало. У меня впереди много работы с моим эгоизмом. Я эгоист, и то, что я работаю по Программе, то, что одиннадцатый месяц остаюсь трезвый, это еще не значит, что мой эгоизм ушел. Нет, я такой же эгоист. Что-то там во мне изменилось, чуть-чуть. Я сейчас учусь. Я вижу, что Программа работает. Я стал с мамой за одним столом кушать. Я стал разговаривать с сестрой. Я захожу, она стала приглашать меня попить вместе чай. У меня зять, он еще старше моей сестры, когда узнал, что я молюсь по утрам и вечерам, сказал: «Это здорово! Я сам сейчас стал читать Коран утром и вечером. Правильное действие. А то, что ты молишься, это хорошо». Хотя он сам далек сейчас от этого.

И вот как-то так я подошел к Девятому Шагу. Знаете, когда еще в Четвертом я все прописывал, я постоянно задумывался над Девятым Шагом, мне становилось страшно, но потом я просто научился отсекать это. Я постоянно вспоминаю слова спонсора: «Меньше думай! У тебя программа действий. Есть определенные действия, которые тебе нужно делать. Вот ты их делаешь, а что завтра будет, через полгода, отсекай, не думай». И я научился отсекать, не думать, как буду Девятый Шаг сдавать. И когда записал людей, стал читать спонсору, он сказал: «Вот, давай, этому человеку первому сдавай». Я пошел к первому человеку. Это мой друг, он знает, что я хожу на группы анонимных алкоголиков. Пришел. Как вот так описывается, «на два вдоха», сделал. Он сказал: «Ничего. Пойдем выпьем чаю». Зашли. Он пока суетился, что-то там на стол ставил, мы стали с ним говорить. Он говорит: «Слышишь, Миш, ты там случайно не помирать собрался? Исповедуешься мне, типа». – «Нет! Со мной все в порядке!» Мы поговорили с ним замечательно, и когда я вышел и добирался до дома, я понял для себя одну важную вещь – что я сделал одно из самых важных действий в Программе. Я сделал действие, с которого я начал реально менять свою жизнь, т.е. я начинаю расставлять такие свои жизненные позиции. То, что сейчас я начинаю жить честно. И сейчас я понимаю, что сейчас я могу обмануть вас, родных, еще кого-то, но самого себя я не обману. Я сейчас это очень четко понимаю. И еще я четко понимаю, что без группы не выживу. Если бы дали мне эту книжку и сказали, что с ее помощью люди выздоравливают, я максимум две–три страницы прочитал бы и забросил. Я выздоравливать начал здесь благодаря людям, которые здесь сидят, спонсору, который здорово помогает, скайп-группам, на которых я так же испытываю волнение, так же высказываюсь, слушаю, набираюсь опыта. И я понимаю, что у нас Программа действий, нужно действовать. Действовать не только для своей трезвости, а чтобы вообще изменить свою жизнь.

 


У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz