Взросление в семье алкоголика

598
Для меня Алатин это, в первую очередь, группа для подростков. И я с сожалением вспоминаю о том, что у меня не было таких групп. Я знакома с двенадцатишаговыми программами параллельных сообществ. ВДА-это взрослые дети алкоголиков и Кода-это созависимые.  Я хожу на группы больше трех лет, три с половиной года, это Кода и, непосредственно, взрослые дети алкоголиков. И какое мое сожаление по поводу того, что не было группы Алатин в моем детстве? Это то, что для меня то, что творилось у меня дома, мне казалось, что я не могу никому об этом рассказывать. Я не могла никому рассказать о том, что у меня папа пил… Сейчас он трезвый, но он так, периодически пьет, трезвый… И самое ужасное то, что я еще дома не могла об этом говорить. И поэтому у меня такая существует зависть, что есть место, куда могут подростки ходить сегодня. Еще это усугублялось тем, что нельзя об этом говорить ни дома, ни родственникам, ни в школе…Так это еще и получается, что этого как будто бы и не существовало. А если  об этом говорила, то меня наказывали или я чувствовала вину перед мамой. Потому что мне казалось, что если  говорю о проблеме, которая существует дома, что папа пьет, то я как будто бы ее расстраиваю. И  чувствую вину за то, что мама расстроилась… И я чувствую, что мне ее как будто надо развлекать после того, как я ее расстроила и я как будто бы становлюсь ответственна за то, что и так у нее жизнь тяжелая, и я еще ее своими вопросами типа “что происходит” или “когда будем есть” делаю так, что она расстраивается еще больше и уходит в комнату на несколько дней и не выходит практически. И все это приводило к тому, что надо было как то самим мне с братом о себе заботиться. Больше всего меня убивали вот эти вот разговоры, “семейные собрания”, я не знаю, не могу это спрашивать, у меня не было возможности спрашивать на других группах у ребят, а иногда очень хочется спросить, типа ” а у вас были такие дурацкие семейные собрания, когда папа торжественно обещал не пить, а мама торжественно его заставляла обещать…И она нас, детей, садила на этих собраниях – как, типа “ради чего надо, чтоб ты не пил…” И эту всю процедуру мы проходили раз в две недели. Но ничего не менялось и годам к тринадцати я уже была зла на маму, что мы продолжаем эту процедуру, а ничего не меняется, вообще ни разу. Мне казалось, что вообще это какой то  сумасшедший дом и этого никто не видит. И я испытывала такое одиночество и думала потом, что я сумасшедшая, так как мне казалось неправильным думать, что это родители сумасшедшие, и я думала, что это со мной что то не так и мне надо лечиться просто.
Я очень рано школу закончила. Думаю, чтобы просто сбежать из дома и жить отдельно, я в пятнадцать уже школу закончила и в шестнадцать поступила в университет. С тех пор я не живу со своими родителями. Я периодически жила с отцом и практически не вижусь с мамой, уже двенадцать лет…

Мне кажется, Программа мне дала ощущение, что я не сумасшедший человек, что можно говорить о тех вещах, которые происходили дома и можно говорить о том, что происходит сейчас в моей жизни из-за того, что происходило в детстве – это как то цепочкой у меня идет… Эта открытость, с которой люди на группах делятся своими проблемами, своими неудачами и удачами, она мне позволяет верить в то, что кошмар мой может закончиться. Потому что уехать то я уехала, а сны у меня продолжаются – скандалы дома, родители в моей голове: постоянно кто то кричит, когда я пытаюсь что то сделать со своей жизнью…Этот шум в голове – ты неправильно делаешь, ты не туда идешь, это не так… Вот это ощущение, что за тобой кто то наблюдает, эта паранойя моя, она никуда не делась. Мне казалось, что если я уеду, то все мои проблемы закончатся. На самом деле, я уехала и вся моя семья, она осталась внутри, в моей голове, и я с ней же и уехала. Вот это сумасшествие, оно в моей же голове осталось. Теперь вместо того, чтобы отец орал пьяный и выносил двери, я на себя в своей голове могу так орать, когда у меня что то там не получается. Вместо мамы, которая не верит в свои силы есть я, которая не верю в свои силы. Когда я на группу пришла, мне было двадцать четыре, и я пришла именно поэтому. Вне зависимости от того, где мои родители, пьют, не пьют там, что с ними происходит, я не могу ничего со своей жизнью сделать. Мне кажется, что это какой то не заканчивающийся ад . Тихий ад, о котором я не могу говорить, потому что меня в психушку просто засунут, и все. Так мне казалось, в моей голове. И это такое одиночество и постоянное ощущение вот это вот себя как разменной монеты между родителями. Как “ты хотя бы ради детей брось пить”, а мне потом казалось, что мы какие то не такие дети, раз отец ради нас не бросает пить. Или “не шумите, из-за вас отец пьет” – я реально думала, что именно из-за того, что мы шумим, отец пьет. Это как то обидно слышать. И брату еще доставалось, когда он пытался маму защитить от отцовских побоев… Я, слава Богу, ничего из этого почти не помню, практически. Отсюда у меня боязнь прикосновений, полных помещений, людей, ощущение, что хоть я и вышла из автобуса, люди ко мне до сих пор как будто прикасаются. У меня ужас перед этим всем. Я твердо думала, что со мной что-нибудь не так, что мне надо какие то таблетки пить… Ну или так – пить, как папа… Но оказалось, что со мной все в порядке, просто то, что произошло в детстве, оно оставило какой то отпечаток. И для меня Алатин – это возможность как то от этого отпечатка немного…Ну, чтобы этот отпечаток не влиял на мою жизнь, не определял решения в  моей  жизни. Алатин и двенадцатишаговая программа – это возможность освободиться, не то чтобы забыть об этом, но чтобы это не определяло меня как личность. Чтобы это было частью меня, но чтобы я не из страха шла на работу, не из страха просыпалась, не с ужасом думала о будущем дне, стремилась не просто выжить в своей жизни, а как то начала стремиться к чему-то лучшему в моей жизни, к доверию, к надежде. И группа дает мне это, она дает мне зеленый свет.
Люди, такие же сумасшедшие, как и я, приходят на группу)), так же у них голоса в голове. Все это, оказывается, официально)). Все это, оказывается, можно говорить, и никто на тебя пальцем не показывает… Это еще анонимно, они еще и не могут на меня пальцем показывать в других приличных местах, где таких нет)))… В смысле –  все нормально, можно с этим жить, просто каждый живет с этим по-разному… И Программа, она дает кучу всяких инструментов. Она говорит мне:” Света,только один день, только сегодня” Я такая :”не могу больше…” “Только сегодня, Света…” … Все ежедневники говорят “только сегодня”…Я такая: “Боже,как это отвратительно…ужасно…” “Только сегодня, Света”… И я тогда: “А, ну ладно! ТОЛЬКО СЕГОДНЯ я потерплю этот ужасный день…”  И все. И так, оказывается, только сегодня, и только сегодня, и так три с половиной года ТОЛЬКО СЕГОДНЯ! А потом оказывается, что это все работает. А потом оказывается, что можно не бояться тратить деньги, не бояться, что кто то придет в твою жизнь и будет говорить “ай-ай-ай, ты плохо тратишь деньги”… Чем больше я зарабатывала, тем больше мне снились сны, что вот мой папа голодный, и мой брат с его женой и его ребенком тоже голодные и мне их всех надо обеспечивать. И все, что я делаю, моя Программа мне дает возможность осознать: ” Света, у них своя жизнь, у тебя своя. У тебя своя жизнь, не обязательно их спасать. Как то они справятся. И, вообще то, пусть они просят о помощи, прежде чем ты начнешь рассматривать, помогать им или не помогать.” … А вот это “может быть…они там голодают…а я такая счастливая, больше их всех в три раза зарабатываю… как я смею быть такой счастливой…”  Короче, иди на группы, Света!
Ощущение того, что я имею право быть счастливой, вне зависимости от счастья моей семьи, оно новое для меня. Это мне подарила Программа. Я имею право быть успешной вне зависимости от успеха моей семьи. И я смотрю на своего брата, мы с ним ровесники, у нас год разница, он продолжает то же самое в своей жизни, прям новый цикл того, что отец делал с мамой… Единственно, он еще не бухает, но также голод какой-то, жена не работает… Он выбрал себе жену, очень похожую на маму, поэтому я с ней вообще не общаюсь, я ее боюсь…
Здесь я вижу, как работает Программа, что она мне дает. То есть у меня есть возможность не продолжать в своей жизни то же самое, что делали родители, не осуждая их. Просто не повторять их ошибок. Я раньше с ужасом думала, что у меня будет семья, дети. Сейчас я вообще как то об этом не думаю: да ладно, Бог подумает!)). Раньше я думала: “Нееее! Что угодно, но не это…” Потому что я очень хорошо умею пилить, кого угодно могу запилить. Умею унижать, умею кричать, не умея ни слушать,ни любить. Программа мне помогает научиться любить окружающих, понимать, что они тоже люди и имеют право на свои ошибки. Помогает терпимей относиться к себе, к окружающим. И это дает мне надежду, что ад на мне может остановиться. Это на моей ответственности. Сейчас я понимаю, что не обязательно мне надо бухать, чтобы жить. Не обязательно мне надо выходить замуж за алкоголика или наркомана, чтобы почувствовать себя живой. Потому что там то куча всяких эмоций!! Сразу себя нужной чувствуешь, как только рядом со мной алкоголик появляется, я думаю ” О-о-о!Сколько работы! Сколько его спасать то надо, делать из него человека, мужчину!!)) ” Ну, в смысле не об этом жизнь, мне кажется. И двенадцатишаговая программа для меня – это выбор, что я могу продолжать тоже самое, а могу как то по-другому жить. И Бог, как  его понимаю,в двенадцати шагах часто об этом говорим, как раз таки для меня что то другое, нежели чем страх. Это стремление к душевному спокойствию, стремление к каждодневному уважению к себе, к чувству достоинства. Это все приходит через инструменты, о которых постоянно в Программе говорим, это я часто слышу от людей на группах. И сегодня я просыпаюсь с мыслью о том, что бы я делала, если бы не боялась. Страх – это такая вещь, которая постоянно меня держит, держит в узде.  А что бы  я делала, если бы не боялась? И мне ответ пришел, что  бы пошла на группу. И после группы я бы занялась какими то своими делами, вместо того, чтобы идти на работу, потому что  боюсь, что у меня завтра ничего не получится. Что бы я делала, если бы  я не боялась?..
Я каждый день задаюсь вопросами, как я могу жить, чтобы не повторять ошибок своих родителей, не выходить на новый круг этого употребления, как жить по-другому. Программа дает мне возможность отвечать на эти вопросы. Я не знаю, как это работает, честно. Я раньше все знала, а сейчас ничего не знаю. Прям, мне это самой не нравится)). Если б я все знала, я бы открыла курсы по избавлению от созависимости. И получала бы кучу денег за это)). Но я не знаю, как это работает. Просто следовать рекомендациям Программы и вдруг я съезжаю от своих родителей…Следую своей Программе и вдруг я не чувствую вину перед своими родителями,что я такая плохая дочь, что я им не звоню. Я понимаю, что они взрослые люди и я взрослый человек. Следую Программе и вдруг понимаю, что мне прекращают сниться кошмары. Я какие то действия делаю, и я понимаю, что я зарабатываю больше в три раза, чем когда я начинала ходить на группы. Я понимаю, что меньше боюсь людей, чем раньше. И я все лучше и лучше справляюсь со своими какими то обязанностями. И перестаю чувствовать вину перед своим братом, что он без работы, или папа без работы. Перестаю очень сильно хотеть их устроить на работу. И я перестаю действовать в этих желаниях, эти желания перестают неделями сидеть во мне. То есть появляется во мне желание устроить папу на работу и я так: “тссс…тихо,тихо, иди к себе в жизнь, оставь человека в покое. Взрослый человек. Отцепись уже от них…”  И когда я делаю эти действия, я вдруг открываю, что Бог, оказывается, для меня другую жизнь придумал. Он, оказывается, придумал, что я могу творить, я могу писать книги, я могу издавать эти книги, я могу утверждать иллюстрации на эти книги и возможностей вау!..  Я, когда росла, я думала, что единственное, что я могу делать – это страдать, когда на меня орали мои родители, я боялась вообще хоть что то сказать своим родителям. И вот я могу развиваться на своей работе, могу идти на любимую работу, могу жить там, где мне нравится. Вот эти вещи в моей жизни появляются только благодаря Программе, потому что я вдруг понимаю, что я человек, достойный этого всего, что то, что раньше со мной происходило не значит, что так и дальше будет происходить. Я могу уважать себя, даже если меня не уважают мои родители, даже если меня не уважают мои окружающие. И это важно для меня.
Группа Алатин в г. Алматы каждое воскресенье по адресу: ул. Зенкова,13, 20 каб.,3 этаж
Конт. телефон: +7 708 170 16 40
Вход свободный для подростков от 12 до 18 лет.
Добро пожаловать!!!

У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz