Спикерская Ольги ВДА. В программе 4 года прошла полный круг шагов. Тема спикерской: «9 шаг. Забота о себе».

912

Сразу хочу сказать, что всё что вы сегодня услышите это моё частное мнение на сегодняшний момент, как будет завтра я не знаю. Расскажу немного о себе. Оба мои родителя сами выросли в дисфункциональных семьях, отец ещё и в алкогольной. В момент моего появления на свет отец уже сам активно употреблял спиртным и обстановка дома была токсичной. В квартире одновременно уживалось несколько поколений бабушек и дедушек, другие дети со своими семьями и моё появление для них радостным не было. И это был самый напряжённый момент за всю семейную жизнь моих родителей, потому что настал апогей алкоголизма. Там были не прекращающиеся скандалы, крики, слёзы. Так продолжалось до моих трёх лет. Потом родители развелись и в моей жизни появился отчим. У него проблеем с алкоголем не было и основную долю насилия я стала получать уже от мамы.. Вообще самое подходящее слово для моего детства- это отверженность и покинутость. Мне иногда кажется, что одиночеством я пропитана была насквозь. В раннем детстве, когда важно удовлетворение базовых потребностей младенца, я уже как мама это знаю, по своему опыту, всем было не до меня. Я не помню пьянок отца, я была слишком маленькая, но когда я слышу рассказы мамы как у меня над головой били бутылки и буянили мне понятно, что моя деформация личности столь глубока именно за счёт ранней встречи с этим. А мамино насилие я хорошо помню и мне кажется я его никогда не забуду, оно было очень разноплановым, таким интеллигентно-изощрённым. Полное отсутствие личных границ, в том числе физических, навешивание чувства вины, ответственности за боль причинённую моим отцом. Ежедневное напоминание мне о том, что я выродок, чудовище, моральный урод, отродье, ну и т.д. Она меня била и унижала. Причём внешне это всегда выглядело, «доченька моя любимая», особенно при людях, а потом она поворачивалась в мою сторону и делала выражение лица полное отвращения ненависти, основной посыл был: «я тебя люблю- иди отсюда! На словах любовь, на деле насилие и отвержение.

Когда у мамы и отчима родился общий ребёнок мне уже было 10 лет, тогда всё вошло в острую фазу, потому что я ещё стала лишней и мешающей. Начался ранний подростковый возраст у меня тоже было много всего переломного. И любимыми мамиными словами тогда было: «ты не из нашей семьи, скажи спасибо, что мы тебя держим дома». Дальше было ещё всё более грустно, там были выгоняния из дома, прилюдные унижения, когда мама выкидывала мои вещи. Ей не нравился беспорядок в моём шкафу и она брала мои вещи и выкидывала с форточки с 10 этажа, включая нижнее бельё. Колготки и всё остальное и я девочка-подросток шла всё это собирать. Или когда приходили друзья, вываливала всё это перед ними говорила не уйдёшь пока  не уберёшь. Детство у меня было весёлое. Не буду углубляться в дальнейшие подробности, расскажу о том как я пришла в ВДА.

Мне было 33 года, я была состоявшимся человеком, у меня была престижная работа, семья, вера, но только почему-то было очень тяжело  и больно жить. Почему-то всё то, что я так ненавидела в маме я теперь транслировала на своих детей. И при всей своей внешней уверенности и устойчивости я чувствовала себя крайне беззащитной и уязвимой перед миром. Но я всё ещё была в глубочайшем отрицании и отвергала предложении подруги, которая уже была в программе, прочитать что-то из программной литературы, прийти на группу. А потом так сложились обстоятельства, что со своей семьёй временно оказалась под одной крышей с мамой и отчимом и вот тут меня накрыло. Вся боль и воспоминания детства вернулись, потому что мама не изменилась, её поведение было таким же манипулятивным и токсичным, теперь уже не только по отношению ко мне, но и по отношению к моим детям тоже. Вообще, если честно, пришла я в ВДА в тот момент не ради себя, а ради детей. Не хотела травмировать их, но не могла сама остановить это. Для меня было невыносимо понимать, что я воспроизвожу это поведение. Программу я проходила в боевых условиях. Обстановка была такая, чтобы как-то выжить во всём этом мне нужно было что-то делать. На тот момент я ещё была беременна, с маленькими детьми в зависимом положении, муж или на работе или на стройке. Мы ждали пока мы сможем въехать в свою квартиру и временно жили, но это временно растянулось на 2 года и это было жутко. В какой-то момент я решилась, я дошла до точки, до самого дна, когда мне уже ничего не помогало, когда эта атмосфера безумия и безвыходности меня просто убивала. И я тогда позвонила подруге и она связала меня с моим будущим попутчиком. У меня было крайне много опасений и недоверия к программе ВДА. Я совсем недавно пришла в религию и все обобщения вроде высшая сила как мы её понимаем меня очень тогда смущали на тот момент. Кроме того мне было сложно общаться с женщинами, потому что любой намёк на черты моей мамы провоцировал у меня очень сильную реакцию. Поэтому вопреки всем рекомендациям моим попутчиком стал мужчина одного возраста со мной, что было для меня тоже очень важно, чтобы не видеть в нём отцовскую фигуру или авторитетное лицо, более того он был духовно верующим человеком крепко стоящим в вере и в той же конфессии, что и я. Таким образом у меня были очень доверительные отношения с ним. Вообще я думаю, что лучшего попутчика Бог мне дать не мог.

Программу я проходила по жёлтой тетради. Когда я читала список из 12 шагов всё было хорошо, пока я не доходила до девятого шага. На нём меня обдавало волной страха и напряжения. Если честно он меня просто приводил в ужас. В моём понимании лично возмещать ущерб значило идти к тем, кто причинил мне боль и унижаясь просить прощения. Одна мысль, что мне придётся это делать погружала меня в сопротивление двигаться по шагам дальше. Я всё время считала сколько мне осталось до этого самого ужасного девятого шага. Когда на восьмом шаге я составила список всех тех, как я считала, кому я причинила ущерб, это было очень показательно. Вся моя болезнь отразилась в этом списке. Со свойственным мне перфекционизмом, самокопанием, придирчивостью я включила туда всех, с кем так или иначе связала жизнь. И конечно мне казалось, что по отношению к каждому из них я поступала плохо. Если не действием, то мыслью или чувством. Такая паранойя в действии. Девятый шаг становился ещё страшнее на фоне восьмого моего шага. Такой дефект характера, как накручивания себя страхами. И там он проявился в полной мере. Мне очень хотелось сделать всё правильно. На тот момент я воспринимала программу как некую систему, которая даст результат, только если чётко следовать инструкциям, шаг вправо-шаг в лево-расстрел. Каково же было моё удивление, когда попутчик предложил мне сильно урезать этот список, а потом поставить во главе этого списка себя. Вот об этом я вообще не думала, последнее о чём я думала, придя в 9 шаг, это о себе. А ведь именно себе самой я нанесла самый большой вред во всех сферах своей жизни, но я как обычно, думала о других, я хотела быть хорошей. И вот я сделала так, как о мне сказал и почувствовала внутри себя какое-то спокойствие, облегчение. Я перестала думать о том, как всем вокруг сделать хорошо и сконцентрировалась на том как сначала сделать хорошо себе. На тот момент у меня были компульсии, которые продолжали мне отравлять жизнь: переедание, интернет-зависимость, зависимость от эмоций. А на 4 шаге я ушла из всех соцсетей и форумов и интернет-зависимость сильно ослабела, но теперь выражалась в том, что я зависала в переписках по вайберу, вотсап, очень часто это касалось программы, но тем не менее это всё была зависимость. Поэтому я ушла со многих чатов, я почистила контакты и стала следить за временем проводимом в телефоне.

Переедание у меня было вершиной айсберга пищевого неблагополучия. Я кидалась из крайности в крайность. Я могла не есть целый день, потом наестся тем, что под руку попадалось, в том числе сладким или мучным. Я заедала чувство стыда, покинутости или тревоги. Это тоже нужно было привести в порядок и освободить себя от этого. Ну и мой сон у меня не был в приоритете. А учитывая маленьких детей я постоянно жила в условиях хронического недосыпа.

В общем первое в чём я начала возмещать себе ущерб это банальный режим еды, сна и отдыха активностей и прогулок. И до сих пор это главный кит на котором стоит моя забота о себе. Сколько я не экспериментировала не пробовала, я уже убедилась, что это основа. Всё остальное имеет смысл только после наличия этого. Нет сна, нет нормальной еды- не будет ничего. Потому что поначалу я очень удивлялась, почему не получается пополнить свой ресурс тем же творчеством, приятными встречами, хорошим фильмом. Я вроде бы сделала всё что надо, вроде бы всё так здорово, но почему-то мне не лучше и не легче. А это то же самое, что дом с разрушенным фундаментом цветочками украшать. Поэтому сначала вся физиология, потом всё остальное. И остальное это опять базовые вещи, принятие себя, любовь к себе нынешней, ни какой-нибудь прекрасной распрекрасной в будущем или в прошлом, а именно себя сейчас, со всеми своими дисфункциями длинным списком дефектов характера, нездоровыми паттернами поведения, со всеми своими несовершенствами. С этим конечно было сложно.

Ещё на первом шаге, мой попутчик, зная мою такую проблему, сложности в заботе о себе, дал мне небольшой опросник, на который я должна была ежедневно себе отвечать. Он состоял из трёх вопросов:

1) Принимала ли я себя сегодня такой какая я есть?

2) Была ли я добра и терпелива к себе? 3) Соблюдала ли я сегодня правило не быть голодной, злой, одинокой и уставшей. Сюда же для меня входила вся физиология: пить, спать, отдыхать. Позже я добавила ещё один вопрос:

3) Что я сегодня сделала для себя?

И этот опросник помогал мне увидеть, что происходит. Потому что мне могло казаться, что я прекрасно провела день, я себя не ругала, я сегодня о себе заботилась, но когда я садилась вечером и прописывала, а я ещё оценивала по 10-ти бальной шкале, чтобы понимать куда идёт прогресс или регресс. Что касается заботы о себе, дело было очень плохо, потому что я с детства усвоила, что это стыдно и эгоистично, позже придя в религию это стало ещё и греховно.

Эта дисфункция ищет, что ещё на себя повесить, чтобы себя ограничить. Я жила под лозунгом: «Сначала все, потом я»! У меня четверо детей с разницей в 3 года. Понятно, что до меня очередь не доходила в принципе. Не умение слышать себя и не умение удовлетворять свои потребности даже в условиях бездетности и на наличие свободного времени. Затем в своём материнстве я дошла просто до крайней степени физического и эмоционального истощения. Я отдавала и отдавала не задаваясь вопросом, где я беру силы и как их пополнять. То что для других было само собой разумеющимся, сходить в туалет, а не терпеть поесть когда голоден, одеться когда холодно, уйти когда не комфортно, для меня всё это было огромной проблемой. Чтоб интенсивность ощущений сильно повысилась и только тогда я замечаю. Например, я могу спокойно слушать как на меня кричат в трубку и только спустя несколько минут повесить трубку или поесть когда уже качает от голода. И у меня в первые минуты всегда сомнения, а может е так уж и кричат? А может не очень то и холодно? Может я и не такая уж и голодная можно потерпеть и тому подобное? Когда я преодолеваю это возникает следующее, а имею ли я на это право? Например это же не красиво положить трубку и прервать разговор. То есть кричать на меня это красиво, а положить трубку не красиво. Какое там поесть, надо идти с детьми гулять. Синдром хорошей девочки. Мне порою кажется что в программе ВДА я впервые стала слышать себя и заботится о себе. Часто на меня накатывает обесценивание пройденного пути, мол всё плохо, забота о себе ещё в зачаточном состоянии, я продолжаю наносить себе вред. Отчасти это правда.  Но я себе напоминаю девиз «Прогресс, а не совершенство», это успокаивает.

Когда я составила список, как именно я наносила себе вред, по совету попутчика, я подробно расписала, я ужаснулась, потому что он занял несколько страниц мелким почерком. Но когда я стала вычёркивать, то что уже к девятому шагу стало уже не актуально, я перестала это делать, то оказалось, что самые страшные и разрушающие действия прекратились с божьей помощью. Тогда я составила новый список, как именно я хочу возместить себе ущерб нанесённый по каждому из пунктов. Ну например, я не заботилась о своём сне и отдыхе и в списке появлялось, ложиться спать до 23.00 и обязательно отдыхать днём. Я ела абы как, я в списке написала обязательно четырёхразовое питание. Или в списке значился такой момент, как общение с токсичными людьми. Причём я знаю заранее, что я получу от этого человека насилие, эмоциональное, психологическое, какое угодно, я всё равно шла в эти отношения. Так вот я написала уход от токсичных взаимоотношений. Сейчас спустя полтора года после составления списка, я могу сказать, что большинство из него всё таки стало частью моей жизни. Что-то как глобальное направление: любить себя, принимать себя. Я сделала очень многое что давно хотела, но не позволяла себе. Например я обратилась к стилисту и мы вместе поработали над тем, чтобы мой внешний облик соответствовал внутреннему. Научилась вязать, несмотря что меня с детства убеждали что это е для меня, руки кривые и т.д. Я начала рисовать. Вообще творчество после прохождения программы снова стало частью моей жизни. Очередной рывок был, когда я осознала что я продолжаю запрещать себе то что мне запрещали критика и неверие в меня в детстве родителей. Я ушла из очень многих отношений, это, наверное, было самое болезненное. Первый такой этап был на первом шаге, когда я сузила круг общения практически только до программных. Список уже не был таким внушительным, я уже не была в роли того, кто нанёс ущерб всему миру. В основном там были близкие люди. Я сразу оставила мысль разыскивать кого-то из своего прошлого, хотя бы потому что большая часть кому я причинила вред это были пари с которыми я встречалась. Такая встреча едва ли бы понравилась моему мужу и их вторым половинкам. Поэтому за добрую половину людей я приняла решение просто помолиться. И тут тоже меня попутчик осаживал. Просто помолиться я думала мало, надо пройти через страдания и таким образом искупить вину. Такой был рефлекс. Я не помню дословно слова молитвы с которой я обращалась тогда к Богу, я просила прощение за то, что я не умела любить, ценить, быть честной в отношениях и несла людям только боль.  Просила благословить их и исцелить наши сердца от чувства вины и обиды. Была категория людей, с которыми мне очень хотелось случайно встретиться, поскольку контакты были потеряны. Во время этого шага лейтмотивом, кстати навязанным попутчиком, было бережное отношение к себе, не насиловать себя, потому что меня всё время сносило в обратную сторону. Так вот я хотела встретить этих людей случайно упорно ходила по тем местам, где они жили, но не встречала. Я представляла, что я им скажу. Я злилась, я очень хотела сделать всё так как задумала я и с большим трудом отдавала это всё Богу. В какой-то момент Бог открыл мне мои истинные мотивы, почему я так желала этих встреч. Хорошего там было очень мало, зато там было много желания покрасоваться показать какая я вся высоко духовная, сознательная и слава Богу я никого не встретила. Оставались близкие, это было самым сложным. После себя в списке у меня значились дети, больше всего вины я испытывала именно перед ними. Кода я написала как именно я собираюсь возмещать ущерб, попутчик мне сказал что на это всей жизни не хватит. Там была расписана такая искусственно- идеальная мама в кубе. И от этой иллюзии мне тоже пришлось отказаться. У меня вообще была такая иллюзия на 9 шаге, что я сейчас как возмещу всем ущерб, я вот сейчас как стану хорошей. Вопрос честности с самой собой вставал на девятом шаге постоянно, вопрос перфекционизма тоже. Я опять готова была убиться в лепёшку на этот раз с благой целью возместить ущерб всему миру. Я снова и снова сокращала список который я написала в отношении детей, вычёркивала из него пункт за пунктом и в итоге сделала общий список из основных вещей, которого стараюсь придерживаться и по сей день. Вышло всё так, как написано в красной книге. Часто сам способ возместить ущерб- это изменить своё поведение и не вести себя так снова. Не было никаких разговоров по душам, старшему было тогда девять и я знала, что принося извинения ребёнку этим можно только напугать. У меня был такой опыт таких разговоров, ни к чему хорошему это не приводило. В подходящий момент я просто сказала ему, что мне жаль, что всё было именно так и что я хочу приложить усилия, чтобы этого больше в моей жизни не было, остальным я вообще ничего не говорила. В нашей жизни было и так много слов и обещаний и мало было реальных действий.

Следующим сложным этапом были мои родители. К тому моменту отношения наши вышли из кризиса и устраивали меня полностью. Мы общались, между нами была здоровая дистанция на сближение я не шла, чтобы снова не нарваться на отвержение и покидалово.  Но мой внутренний ребёнок при одной мысли что надо попросить прощение за свою часть собственного безумия сжимал зубы от страха. Страшно было идти на такой разговор. Я уже не наносила вред им своим поведением, но для меня было важно признать свою часть этого вклада, то что происходило у нас когда-то. Тем более что в подростковом возрасте я действительно давала жару. Время шло и ничего не сдвигалось с места прошло несколько месяцев и я всё время пыталась создать себе какое-то настроение и ничего из этого не выходило искусственно и в какой-то момент единственное что я стала делать, я просто молилась и просила Бога о том, чтобы это произошло в нужное время нужным образом когда мы все будем готовы. И время пришло тогда, когда я уже отпустила это всё на божью волю и своих желаний у меня уже не было, не было уже того представления как я хочу. Было прощённое воскресенье и мне неожиданно для меня самой Бог дал какое-то такое состояние души, когда стало возможным искренне попросить прощения. Вообще описать словами это не возможно. Никогда раньше и потом я ничего подобного не испытывала. За эти несколько телефонных звонков что-то сильно изменилось внутри меня. Волшебного перевоплощения не было, не покидающих, любящих и заботливых родителей не возникло, но мы стали ближе и какие-то стены между нами рухнули. Но даже не это было важно важнее было то, что я почувствовала себя свободной от прошлого. Нечто подобное я испытала когда ехала сдавать попутчику пятёрку. Туда я ехала вместе со всеми своими тетрадками, в которых а многих страницах помещалась вся моя жизнь. А обратно мы ехали отдельно, я и тетрадки. Я и моё прошлое больше не были одним целым. Заключительным этапом 9-го шага у меня стала генеральная исповедь. Вообще если бы не руководство моего попутчика, который видел меня со стороны, знал все мои подводные камни, тенденции. Он меня всё время возвращал к тому что никакого насилия по отношению к себе быть не должно. Он меня останавливал в моём перфекционизме. Я могла бы наломать очень много дров и сильно осложнить восстановление своего внутреннего ребёнка и очень здорово подкормить внутреннего критика если бы не он. Вообще девятый шаг продолжается и сейчас. Каждый раз понимая, что наношу кому-то ущерб я стараюсь остановиться и прекратить это. С этим как раз у меня проблем меньше, чем с тем, чтобы не наносить ущерб себе. Потому что привычка не думать о своём состоянии не заботиться о своих потребностях и жить на износ у меня по-прежнему очень сильна. Ещё хочу рассказать о недавнем опыте, который мне на многое пролил свет.

Пройдя 12 шагов ВДА и получив другое качество жизни и решив много своих личностны проблем, я решила, что не нуждаюсь больше в программе, что мне достаточно духовной опоры, которую я получала в своей конфессии. Я ушла, я перестала посещать группы, не читала ничего программного, не использовала инструменты, не передавала их дальше. К тому времени у меня было в общей сложности 4 спонсорёнка. 3 из которых ушли из моей жизни на 4 шаге а один, по видимому, просто ушёл из программы, потому что не выходил со мной на связь. И такое положение вещей меня полностью устраивало. И первое время я была счастлива и весь мой интерес перенёсся в духовную сферу. На работающих по программе я смотрела со снисходительным сочувствием, что мне этого уже не надо. Что они ещё во тьме, а я уже знаю где свет. Я перестала рассматривать себя как хронически больной дисфункцией человека, отказалась от всех своих опор: от режима дня, инвентаризации, дневника чувств и т.д. Результаты себя ждать не заставили. Ослабевшие подконтрольные компульсии которые уже были таковыми по работе, когда я работала по программе, снова напомнили о себе. Мне стало становиться хуже и хуже физически. И через какое-то время я пришла в такую степень физического и эмоционального истощения, что меня практически парализовало. У меня начали сначала руки отниматься. Такая хорошая девочка, а всё почему-то отнимается. Сейчас мне конечно смешно, но на тот момент мне было очень не смешно. Я активно духовно работала: я приступала к таинствам, я молилась, поступила в духовную магистратуру, в общем я была очень хорошей девочкой, но почему-то сначала начали руки отказывать, а потом всё тело отказало и загремела я в отделение неврозов на пару месяцев с сильнейшей тревогой и депрессией. Прошло ещё немного времени, когда я принимала медикаменты и я отчаянно сопротивлялась возвращению в программу ВДА, хотя очень много работала над собой. Причём я даже сейчас не понимаю. Почему у меня было такое сильное сопротивление, то ли так хотелось порадовать своего духовника, который сказал, что программа мне не нужна и достаточно церкви, то ли потому что мне опять не хотелось впрягаться в работу а может быть тяжело было принять своё поражение без программы, не знаю. Но потом стало понятно, что всё дальше не возможно, что где дно, там опять я. Я вернулась в ВДА. Я начала работу в параллельном 12-шаговом сообществе по работе с эмоциями, опять активную работу с попутчиками. Стало возможным именно на фоне этой работы отказаться от медикаментозной помощи. Сейчас я вижу свою жизнь так, что для того, чтобы устойчиво стоять, мне нужны 2 вещи: это программа и религия. И передо мной опять непаханое поле непроработанных проблем. И снова главный из них: как позаботиться о себе правильным и здоровым образом. Для того, чтобы иметь силы позаботиться о других. Тем более моя объективная реальность такова, что минимум 4 человека-дети нуждаются во мне. Для меня вопрос заботы о себе- это была не блажь, а условие выживания. Хочу ещё рассказать о том, что сейчас помогает быть в ресурсе. В физической сфере: это режим дня, нормальное 4-х разовое питание. Для меня нормальное- это вообще без кофе, чая, сладкого и мучного, для меня это триггеры. Достаточное количество воды, сон, отдых обязательно физическая активность. Потому что у меня есть такой момент, когда плохо- лечь и лежать, но легче от этого не становится. Поэтому обязательно нагрузка спортивная: бассейн, прогулки, пилатес и забота о своём здоровье. Ни когда прижало бежать а мониторить своё состояние. В эмоциональной сфере, это проговор кризисных ситуаций, дневник чувств, утренние страницы, работа с тревогой. Тревога у меня очень сильная, я вообще очень тревожный человек и сейчас я такую работу провожу с попутчиком, когда я чувствую любую малейшую тревогу я стараюсь сразу определить, где именно она находится в теле, как она выглядит. Потом я её визуализирую и вывожу из тела и заменяю её Божьей любовью, светом, чем-то хорошим. Ещё помогает работа по анонимным эмоционалам. В духовной сфере мне помогает молитва, духовные таинства моей конфессии. Очень помогает сделать первые три шага в любой сложной ситуации. То есть принять своё бессилие, поверить что Бог может мне помочь и отдать эту проблему ему. Есть ещё очень простая штука, но для меня очень эффективная, мне подруга о нём рассказала. Называется «отдать мешок проблем Богу». Оно действительно именно так и выглядет. Когда у меня появляется ощущение, что всего много, что я не справляюсь, я не знаю что делать, я реально всё мысленно складываю в этот мешок и отдаю Богу и говорю Господи- на! Я не знаю что с этим делать, давай ты мне по одной доставай вовремя в нужное для меня время, достань мне по одной и дай мне ясность и мужество что-то с этим сделать. Мне это очень помогает и очень разгружает. Но когда меня накрывает у меня часто ещё срабатывает изоляция, не желание себе помогать, жертва, разница только в том, что если раньше я так могла жить месяцами, то теперь я так нахожусь ну максимум день. Ну вообще я теоретик, я много рефлексирую, рационализирую вместо того, чтобы просто взять и сделать. Иногда просто подняться и сделать гораздо эффективнее. Ещё для меня очень важно понижение требований к себе, понижение важности происходящего. Потому что склонна всё преувеличивать, перфекционизм. А ещё мне попутчик сказал очень важную штуку для меня, что невозможно пополнить свой ресурс пока ты не находишься в балансе и в спокойствии. У меня в голове сложился пазл. Потому что я часто много себе давала, но это всё было мимо. Я сейчас понимаю что было мимо, потому то в тот момент я находилась под гнётом чувства вины, обвинений, страха. Сейчас я стараюсь сперва привести себя в адекватное состояние а потом уже пополнять свой ресурс. И ещё мне важно замедлится, я по натуре холерик, и чтобы находиться в здесь и сейчас мне важно замедлиться не спешить. И самое эффективное для меня сейчас, но то что ещё не стало для меня привычкой, но то что я осваиваю, это задавать себе вопросы: какая я сейчас, что я сейчас чувствую, есть ли у меня где-то в теле напряжение, что меня смущает, чего я хочу. Очень хорошая штука.


У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz