Спикерская. Всем привет! Меня зовут Айгуль. Я алкоголик, созависимая, ВДА.

1147

Всем привет! Меня зовут Айгуль. Я алкоголик, созависимая, ВДА. Тема моей спикерской – Первый, Второй, Третий Шаги. Я выздоравливаю в Сообществе Анонимные Алкоголики. Я пришла к выздоровлению на дне моей жизни, после двадцати лет употребления алкоголя.  Выросла в семье, где был алкоголик – мой отец употреблял. Мама моя – созависимая. Употреблять алкоголь я начала еще в старших классах, хотя в детстве я клялась и божилась, что никогда в жизни я пить не буду. Сама я видела это все и росла постоянно в страхе. Я помню те времена, когда мой отец приходил пьяный ночью. Я выросла в доме – старой двухэтажке с деревянными ступеньками. Наша улочка была тихая, там ездило мало машин. Мы жили на втором этаже. Я слышала, как ночью подъезжала машина, как он выходил из машины. Когда отец был пьяный, он вел себя совсем по-другому. И когда он поднимался на второй этаж, каждая ступенька скрипела. У меня чуть сердце от страха не выскакивало, я накрывалась одеялом. Помню этот страх, эту боль ребенка. Я знала, что сейчас он войдет в дверь и начнет крик, ор. Слава Богу, он не бил никогда мою мать, но было очень много агрессии, крика, и мне всегда приходилось вставать между мамой и отцом. Те дни, когда он пил, по выходным, это были адовы дни. Я приспособилась, подстраивалась и из детства вынесла вот эту модель поведения (у ВДА это называется «роли выживания»), где я считывала настроение людей, заглядывала в глаза, подстраивалась. В общем, очень много таких моментов я вынесла из детства. Я только сейчас стала понимать это.

На данный момент у меня 3 года и 4 месяца трезвости. Употреблять регулярно я начала в студенческое время. Ну вообще-то в первый раз я попробовала алкоголь в 14 лет. Меня родители отправили после 8 класса в лагерь, где я научилась пить и курить, и с того времени я употребляла. В студенческое время это еще было «хаханьки-хиханьки», выпить, пойти познакомиться с кем-то там, погулять и т.д. Но несмотря ни на что, наверное, из-за страха перед отцом я все-таки закончила свой первый университет и работала, потом вышла замуж. С мужем моим мы познакомились также за выпивкой. Как говорится, рыбак рыбака видит издалека. Я особо не общалась с людьми, которые не пьют. У моей подруги брат старший был, он сейчас умер. Он всю жизнь просидел в тюрьме, довольно-таки авторитетный человек был. И как-то он между своими отсидками, когда мы собирались на дискотеку, спросил: «Девочки, а зачем вы вообще идете на дискотеку?» Мы говорим: «Ну как! Познакомиться с парнями, выпить». А он говорил: «Парней надо искать не на дискотеках, а в библиотеках». Но меня не интересовали «ботаны», серьезные, адекватные парни, которые учатся, что-то делают. Я всегда общалась с себе подобными. Лишь бы был повод пойти выпить: есть бабки – пойдем набухаемся! И так мы познакомились с моим мужем. Мы поженились, я употребляла все время. Все это было, конечно, не каждый день, но частота росла. Естественно, болезнь прогрессировала, я дошла потом до такого, что начала похмеляться, а в конце своего употребления я пила уже запоями, т.е. я пила вечером, потом утром я вставала и похмелялась, потому что не могла терпеть это состояние. И так до того момента, до 5 января 2015 года, пока я не пришла в Сообщество Анонимные Алкоголики. До прихода в Сообщество я перепробовала разные методы, я понимала, что у меня проблема, меня за ручку никто не водил, ни мама, ни папа. Я сама понимала, что что-то здесь не то, потому что я смотрела вокруг и видела, что есть люди, которые не пьют так, как пью я. Я кодировалась разными методами: по методу Довженко, эспераль, подшивка под лопатку, кодирование на Макатаева, шаманы, гадалки, которые мне что-то там зачитывали, чистили, что только со мной ни делали. Мне ничего особо не помогало. Ну, помогало первое мое кодирование тем, что я была еще на страхе, я верила, что если выпью, то умру. И это был самый длительный период моей трезвости – два с половиной года я не пила. Но как только я поняла, что это лажа, я, естественно, пустилась во все тяжкие. Болезнь за то время, пока я не пила, прогрессировала, и меня отпружинило очень сильно. Это было что-то страшное: я попала в ДТП, я ездила пьяная за рулем (ну, пьяная за рулем я почти все время ездила). Я не боялась ни гаишников, ничего вообще. Алкоголь для меня был друг, царь и Бог. Это был мой повелитель. Любая проблема, которая была в моей жизни, была для меня всегда ерунда, потому что у меня был хороший друг, который меня выручал из всех ситуаций: стоило мне выпить, и я забывала обо всех своих проблемах. Это был хороший выход – уход от реальности. До тех пор, пока это не стало разрушать мою жизнь: к концу своего употребления я лишилась многого, в первую очередь, конечно, материального – я потеряла свой бизнес, все квартиры, которые у меня были. Мой муж помимо того, что он алкоголик, еще и игроман. Со временем пришлось продавать одну машину за другой, потом одну квартиру за другой. Бывало и такое. В общем, на дне своей жизни я оказалась в однокомнатной квартире, без денег, в очередном запое, со слезами и вопросом: «Что же делать? Как же мои дети?» У меня двое детей: 18 лет сыну и 8 лет дочке. Я понимала тогда, что нахожусь в каком-то аду, и помимо того, что мое физическое состояние было ужасное, ужасным было и мое моральное, и эмоциональное состояние. Я уже не хотела жить. Если бы не дети, я бы, наверное, что-нибудь с собой сделала, потому что такая жизнь меня совершенно не устраивала. Точнее, я просто не могла так жить. Это была одна сплошная боль, и в тот момент, когда я взмолилась, лежа пьяная на своем диване, я поняла, что больше ничего не поможет мне в этой жизни, никакие кодировки. И нет людей, которые могут мне помочь. На тот момент родители мои уже умерли, я оказалась одна, один на один со своей проблемой. Муж меня не поддерживал, потому что он сам выпивал. Он не пил так, как я, запоями. Он умудрялся пить, а утром вставать и идти на работу. А я не могла, я пила уже запоями. И я понимала, что что-то должно произойти в моей жизни, но это должно произойти на уровне сознания, где-то внутри меня, потому что внешние факторы, а я перепробовала уже все, уже не помогают. Я упала на колени, я рыдала, я просила Бога. Я говорила: «Если кто-нибудь есть, пожалуйста, помоги мне, потому что я больше так не могу!» Я была в таком отчаянии. Я была готова на все! Я вспомнила, что есть Сообщество Анонимных Алкоголиков. Я видела что-то по телевизору, я в интернете читала, на форумах всяких отзывы. Я знала, что в России есть Анонимные Алкоголики, но не знала о существовании Сообщества у нас в Казахстане. Я подумала, что если этого нет в Казахстане, то я поеду в Россию, потому что это – единственное, что я не пробовала. Я готова была преодолеть расстояния, готова была что-то делать, чтобы изменить это все, т.к. не могла больше так жить. Слава Богу, я заглянула в интернет, это было 3 января, после почти месячного запоя, и увидела, что у нас в Алматы есть группы. Я была удивлена и рада, я думала, что это – последняя линия обороны, последнее, что может мне помочь. И у меня появилась какая-то надежда, какой-то свет в конце туннеля. Четвертого января я еще употребляла – потихонечку я выходила из запоя, а пятого я набрала дежурный телефон (это был первый день моей трезвости). Мне сказали, что сегодня группы нет, но есть завтра. И я пришла 6 января на группу. Там сидело 20 мужчин, ни одной женщины! Я заглядываю, а меня спрашивают: «А вы кого ищете?» Я говорю: «Мне нужны анонимные алкоголики». – «Проходите, проходите! Это здесь!» Я зашла. Ребята стали все по очереди высказываться. У нас есть традиция: когда новичок приходит, делать Первый Шаг. У меня была невероятная идентификация. Каждое их слово, каждая история отзывалась, и я почувствовала, что я там, где должна быть! Там люди, которые меня понимают, и у меня с ними одна общая беда. Они представляются и говорят, что у кого-то полгода, у кого-то три месяца, у кого-то три года трезвости. Я смотрю на них и думаю: «Как же так! Они могут! Как же они справились? Они тоже кодировались, как и я, так же пили по двадцать лет!» Я не перестаю благодарить их за их слова, за их поддержку, за то, как они делились своим опытом. И я пошла. Я ходила на каждую группу. Я не понимала, что такое Шаги, что такое Высшая Сила, как мы ее понимает. Я многого не понимала, но я ходила, я знала, что это единственное место, где меня принимают, понимают. Затем, слава Богу, организовалась малая группа по Шагам, и я сразу, дней через двадцать, как пришла в группу, нашла себе спонсора и пошла по Шагам.

Первый Шаг: Мы приняли свое бессилие перед алкоголем. Я поняла, когда я приняла свое бессилие, когда я сделала свой Первый Шаг: когда я была в отчаянии, в употреблении, когда со слезами на глазах взмолилась и обратилась к Богу. Я не религиозный человек, хотя выросла в мусульманской семье, моя бабушка читала намаз. В тот момент я призналась себе, что у меня нет силы противостоять этой болезни, что все, что я делала, было бесполезно, и что мне нужна сила, которая может мне помочь. И это был мой Второй Шаг – я обратилась к Силе, более могущественной, чем я. Я не знала тогда, во что верить – в силу природы, во Вселенную, как сейчас модно говорить, или в какие-то тонкие энергии. Но я понимала, что есть что-то, какие-то закономерности, силы, которые этим миром руководят. И когда я капитулировала перед болезнью, когда взмолилась: «Боже, сделай что-нибудь, потому что я не могу. Направь меня!» – тогда и произошло чудо. Я пришла в это Сообщество и перестала пить, я обрела Силу, более могущественную, чем я, я поверила в Нее. И здесь уже идет Третий Шаг. Чтобы перепоручать кому-то свою жизнь, нужно ему доверять. Думаешь: «Как это я свою жизнь, своих детей, свои отношения, свое здоровье, свои финансы, себя целиком и полностью отдам кому-то в руки!» Я сорок лет жила и сама всем руководила, всем управляла, я считала, что все в моих руках, что я – единственный человек, который может повлиять на все это. И никто не указ мне. «Ничего мне не говорите! Я сама все знаю!» И доверие пришло ко мне не сразу. Я стала размышлять, просить Бога, чтобы Он помог мне. Я начала с маленьких шажков, перепоручая какие-то мелочи. И поняла, что когда я перепоручаю, все складывается хорошо. Я делаю выводы, что когда я беру бразды правления в свои руки и пытаюсь управлять, у меня не получается, а когда перепоручаю Богу, у меня все идет как по маслу. К чему я пришла на своем своеволии? В сорок лет я пришла к тому, что моя жизнь разрушена, я потеряла многое. Слава Богу, не все: дети живи-здоровы, я живая, не покалечилась, не убилась, ведь во времена моего употребления было много моментов, когда я могла просто умереть. Я была на волоске от смерти несколько раз. Чем может похвастаться человек, когда он пропил все на свете и даже здоровье? У меня болели все органы, и я думала, что смерть неминуема, если я не остановлюсь, если что-нибудь не сделаю. Если бы я продолжила употреблять и не выздоравливала все это время, в живых меня сегодня не было бы.

Мне очень нравятся все Шаги, потому что с их помощью я могу жить. Сегодня моя жизнь – не ад. До Программы меня можно было вывести из равновесия за доли секунды. Хотя и сейчас меня можно быстро вывести из равновесия, но раньше я пребывала в этих состояниях днями, неделями, месяцами. Я не спала начами даже в периоды неупотребления, я постоянно варилась в каких-то проблемах. Сейчас у меня есть Шаги, и это такой простой, действенный и универсальный способ жить и не тужить. Ко всем своим проблемам я применяю эти Шаги.

В Четвертом Шаге я взглянула на себя с совершенно другой стороны. Благодаря ему я смогла признать свою неправоту, т.е. «не бить себя копытом в грудь» и говорить: «Я права! Я!», а взглянуть на себя со стороны и признать, если я не права. Для этого нужно мужество, которое дарует мне моя Высшая Сила. Но это не приходит просто так, это результат ежедневных молитв, это моя готовность, мое отчаяние, мое нежелание возвращаться в прошлую жизнь. Программа научила меня относиться к людям по-доброму, с пониманием, с терпимостью. Если только я начинаю смотреть на жизнь, на людей с точки зрения моего эго, то тогда – боль. Любая боль – результат моего эго. Значит, я что-то делаю не так, значит, я не с Богом, включились какие-то мои дефекты характера или страхи. Например, у меня важный телефонный разговор. В это время дочка упала и начала плакать. До Программы я бы гаркнула на нее: «Да угомонить ты! Ничего страшного! Видишь, я разговариваю, у меня дела!» Естественно, ребенок, замыкается, понимает, что маме не до него, что «он – никто и зовут его «никак», и это откладывается в его душе. Сейчас я отношусь по-другому к этой ситуации, по-программному, т.е. я перевожу фокус от себя к людям. Я не кричу на нее за то, что она прервала мой процесс общения. Я говорю человеку, что перезвоню, сажаю дочь на колени и утешаю ее, дарю ей тепло и любовь. Я надеюсь, что если буду всегда себя так вести, если она будет знать, что ее любят, ценят, то вряд ли она пойдет пить. Я знаю, что если я поступлю по-старому, то потом я буду полчаса рыдать в полотенце в ванной. Наверное, поступать по-доброму, любовь – это моя главная жизненная позиция сегодня. Я по-другому не могу сейчас. Я знаю, что за все есть цена, за все есть расплата. Я не хочу этой боли. Я знаю, что, в первую очередь, я женщина, я мать и я хочу быть хорошей матерью. Если я хочу принести пользу в этом мире, я должна начать с маленького мирка вокруг меня. Мне нравится фраза «не говори мне о своей духовности». Для меня духовность – это не соблюдение каких-то религиозных обрядов. Для меня проявление духовности – в отношениях в своей семье, когда ты думаешь не о себе, а о своих близких. Духовность – это когда ты поссорилась со своим парнем и не считаешь, что он не прав, что он первый должен прийти. Когда ты пробуешь поставить себя на его место, взглянуть на мир с его точки зрения, стараешься понять, что у этого человека тоже есть какие-то страхи, сомнения, какая-то своя внутренняя боль. Раньше я вела себя так: «Не нравится – я никого не держу! Мое слово должно быть последним, и вообще, все молчите! Я докажу вам, что я права!» Сейчас, в Программе, я учусь у впереди идущих, которые делятся своим опытом и понимаю: если хочешь, чтобы эта реальность тебя устраивала, надо быть с Богом, надо быть человечной, проявлять сострадание, относиться терпимее к окружающим. Я стараюсь проживать все через Шаги. Программа научила меня принимать бессилие не только перед алкоголем – перед многими вещами. Сейчас я понимаю, что я – песчинка в этом мире, и не станет меня – ничего не изменится, люди будут дальше жить, даже мои дети. И когда я слышу сейчас такие вопросы: «А как же несправедливость в этом мире? А как же дети в детских домах и т.д.?» – я понимаю, что я просто человек, я не могу изменить этот мир. Но есть Бог. Он отправляет в этот мир людей, и у каждого из них есть свой путь. И не мое дело – вклиниваться в чей-то жизненный путь и решать, кем ему быть, как ему жить и что ему делать. Возможно, моей дочери, когда она вырастет, предначертано будет Богом пройти какие-то свои испытания, неважно, какие. Мне, например, пришлось пройти испытание алкоголизмом и разные другие формы испытаний, и это мой путь, который привел меня к выздоровлению и счастью сегодня. Не факт, что горе и беда – это не часть моей жизни, моего пути. У каждого человека – свои испытания, но все эти трудности, все болезни, что созависимость, что наркомания, алкоголизм, другие тяжелые заболевания – все это послано Богом, чтобы человек в конце концов пришел к нему. Нас всех объединяет одна болезнь – это оторванность от Бога. И для меня сегодня главное – жить с Богом. Я, может быть, и хотела бы жить, как раньше, думать только о себе, но у меня уже не получится. Я знаю, что как только делаю что-то не так, мне больно. А когда живу так, как меня направляет моя Высшая Сила, я живу нормально, комфортно. Я услышала выражение: «Меня на колени может поставить только боль». Это правда: пока мне не стало до жути больно, пока не дошла до полного отчаяния, я не упала на колени, не взмолилась. А как еще можно было Богу до меня достучаться? Наверное, Он хотел бы, чтобы я добровольно пришла к Нему. Но я не пришла. И я благодарна сейчас за то, что я алкоголик. Пусть я потеряла материльные ценности, зато я живая, зато я стараюсь, зато я хочу быть хорошей, я стремлюсь к духовному прогрессу. Мне кажется, Бог каждый раз за мной наблюдает, какой же выбор я сделаю – в пользу добра или в пользу зла. А я учусь. Конечно, у меня не всегда получается. Но я знаю, что когда не получается – это больно, а когда получается, то я радостная, счастливая и свободная. Конечно, бывают тяжелые испытания. Я потеряла свою маму еще будучи в употреблении. Я была страшно созависимая по отношению к ней. Я заглядывала ей в глаза, читала ее настроение. Я ради нее могла перевернуть горы. Я делала все, что она мне говорила. Когда Бог забрал ее у меня, я начала еще больше пить, я пила просто беспробудно. Я только в Программе освободилась от страха за нее. Я была настолько больна, что когда она умерла, я ходила по гадалкам и спрашивала у них: «Куда попала моя мама? Где она находится? Как ей живется на том свете?» Я пыталась проконтролировать жизнь моей мамы даже на том свете. Это до какой же степени у меня был развит контроль! Это доходит до маразма, наверное. И только в Программе я перепоручила жизнь мамы Богу. Я доверяю Ему и понимаю, что с ней все хорошо, и то, что меня нет рядом, не говорит о том, что она страдает. Ведь я всегда считала, что я – единственный на свете человек, который спасет ее от всех бед и оградит от всего плохого. Так что такие разные, и глубокие, и маленькие осознания приходят в Программе. И применяя Шаги, сегодня я довольна, что и дети мои счастливы, и я, и что я, наконец-то, поставила точку в моем браке, потому пришло понимание, что эти отношения меня разрушали, что я в них чахла и деградировала. Я избавилась от страха, что я останусь одна, нелюбимая, никому не нужная. Я поняла, что впереди у меня вся жизнь, и даже если у меня не будет отношений (хотя они есть у меня, и довольно хорошие отношения – я в них любима и люблю), есть понимание, что Бог не оставит меня, и что если что-то пойдет в жизни не так, не по-моему, то, наверное, на то воля Бога. И я должна быть готова смиренно отдавать ему все, что Он захочет у меня забрать, потому что есть вера в то, что Бог хочет, чтобы у меня все было хорошо. И что если он какие-то испытания, какую-то боль посылает в мою жизнь, то это мне во благо. Что в этой боли я расту, что в этой зоне некомфорта ко мне придет понимание каких-то вещей, и я смогу подняться на ступеньку выше в своем развитии. Так я живу сейчас.


У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz