Ежедневный план — помощник трезвости.(Спикерская Сакена на «Турксибе»)

136
   Всем привет, я Сакен алкоголик, рад сегодня быть среди вас.
Каждый раз, когда прихожу на группу «Турксиб», я сожалею, что бываю очень редко.
   Я поздравляю тех, у кого сегодня первые дни трезвости.
Вспоминая свои первые дни употребления, я помню, сколько требуется душевных и физических сил пройти этот первый этап, хотя бы первые 365 дней. А духовных сил так вообще у меня нет как таковых. Каждому трезвому новичку, особенно за первые 10 дней, я бы давал звезду героя :-))). За следующую декаду ещё звезду героя :-)) Это действительно труд, это мужество. Я восхищен. Почему? Потому что, когда мы используем эту программу, и в ней живем, и сказано вначале, что мы вырабатываем определенные привычки и дальнейшее пребывание в трезвости “только сегодня”, а это самый главный промежуток времени, мне дается на сегодняшний день гораздо легче чем новичку. Почему? Потому что он нарабатывает только первый свой опыт о том, как оставаться в трезвости.
   Итак, я алкоголик. А что означает “я алкоголик”? Вот мы все дружно представляемся “я алкоголик”, “я алкоголик”. Мы к этому привыкаем. А что такое алкоголик?
Кто такой алкоголик? — Больной человек (ответ из зала)
Чем болен этот человек? — Аллергией на алкоголь (ответ из зала)
Ещё что? — Душевно больной человек (ответ из зала)
Чем ещё алкоголик отличается? — Зависимостью (ответ из зала)
:-)) Я вообще люблю слово зависимый. Если честно, я отношусь к этому слову, как к словам блудницы, потому что я могу быть зависим от чего угодно. Я зависим от многих вещей, я на сегодняшний день зависим от воздуха, перекрой мне воздух, и я умру. Я зависим от воды. Я зависим от общения. Я человек социальный, у меня есть жена, дети, друзья. Самое тяжёлое наказание — человека закрыть в одиночестве в карцере, потому что человек социальное существо, я зависим от общения.
   Но самое главное отличие алкоголика от любого другого человека — это система мышления. Программа нам говорит — мы возвращаем себе здравомыслие, т.е. будучи алкоголиком, у меня отсутствует здравомыслие, я подвержен безумию. Мы, когда проходим свой первый шаг и признаём своё бессилие, мы сталкиваемся лицом к лицу с собственным безумием того. что я вытворял, будучи не только в употреблении, но и в периодах, когда у меня были ремиссии. У меня, например, важная встреча, я к ней готовлюсь дня два-три, усиленно воздерживаюсь от употребления, пытаюсь хорошо питаться чтобы личико немножко разгладилось, а в самый последний момент шарах — и у меня безумие.
   И на самом деле, та система ценностей, которая есть внутри меня в моём сознании, в моём подсознании даёт сбой, в ней отсутствует здравомыслие. И я опирался на эту систему ценностей — что такое хорошо и что такое плохо, что такое гордость, что такое прогнуться. У каждого человека есть эта система ценностей. Вот у меня там отсутствовало здравомыслие, поэтому в итоге я спился, всё потерял и докатился до бомжей. К моменту, когда я начинал свою трезвость, я был реальный бомж, потерявший всё, у меня даже не было документов, не то что там дома. Мне зубную щётку подарили, когда я пришёл к трезвости. Вот до такой степени допился.
   Пришло понимание, что внутри меня, в моей системе ценностей, в моей системе мышления отсутствует самое простое — здравомыслие. И программа нам всё время на протяжении всех шагов говорит вернуть себе здравомыслие. Я начинаю только разбираться со своим здравомыслием.
   Следующий шаг — я признаю, что мне нужна помощь. Есть Сила, более могущественная, чем я.
   Потом идёт следующий шаг — я перепоручаю свою жизнь этой Силе.
   Потом мы с вами проходим инвентаризацию. Для чего это мне нужно? Потому что не всё же во мне так плохо, не всё во мне работает неправильно, есть у меня достоинства, есть у меня таланты, есть у меня потрясающие качества, которые людям нравились в своё время.  И благодаря которым мне наливали лишний раз :-))). Они есть, да. Мне нужно навести порядок в своём чердаке, разобраться где хлам, где ненужные вещи, а где мне действительно нужные, ценные. Их оставить, а хлам выбросить. Так мы проходим в вами инвентаризацию.
   Потом последующие шаги — мы признаём свои ошибки и т.д., пятое/десятое и т.п…
   И вот возвращаемся, я — алкоголик, пришёл на группу, увидел всех таких счастливых выздоравливающих алкоголиков и говорю — я хочу идти по программе. Я начинаю по ней идти, прохожу все остальные этапы, и например 90 дней 90 встреч. Но ведь жизнь продолжается, и я после группы выхожу в этот мир. Мне нужно снова добраться до дома, а дома передо мной стоят все те же задачи, которые стояли передо мной и в употреблении — квартплата, работа, взаимоотношения с женой, с тёщей, с мамой, детьми, бабушками, дедушками, сослуживцами и со всеми остальными. И вот тут приходит самый основной шаг, шаг, который длится всю жизнь. Знаете, у нас были группы поддержки, но мы принципиально не назывались анонимными алкоголиками, потому что мы изначально не придерживались многих традиций и изменили формы проведения групп. Мы были сжаты в возможностях временных и у нас были просто группы поддержки, а использовали мы программу 12-ти шагов анонимных алкоголиков и наркоманов.
   И вот было у меня три года чистоты. У меня была проблема с впередиидущими, это было начало века. Движение это развито не было как на сегодняшний день. Я благодарю Бога за всех тех людей, которые взяли на себя эту ответственность и рванули  — Жан, Даурен, Кайрат, Адильхан и т.д… И вот приезжает заокеанский алкаш и первое, что меня вырубило — это его определение тяги, ну т.е. когда она включается. Он заходит и говорит: «Я не успел приехать в вам в Казахстан — у меня тяга». У него 12 лет чистоты, а у меня 3. Я удивился: «Откуда у тебя тяга то? с чего она включилась?». Он говорит: «Захожу в магазин, а у вас алкоголь продаётся по цене меньше доллара, интересно, какой же у неё вкус?» Он это позиционировал как тягу. И я подумал, что тяга может проявляться на совсем слабых уровнях — это был для меня большой опыт. И он спрашивает: «Кто прошёл программу 12 шагов?» А мы все прописали. А он говорит: «А вы знаете, её пройти невозможно, потому что единожды встав на этот путь, ты в ней будешь находиться всю свою жизнь». И вот после этих слов мне десятый шаг открылся совершенно по другому.
Десятый шаг звучит так: «Продолжали самоанализ и когда допускали ошибки сразу признавали это». Продолжали самоанализ!
   Продолжая самоанализ, мне необходимо всё время себя анализировать. Когда мы с вами проходим предыдущие шаги, мы выясняем, что, оказывается, я не такой белый и пушистый, на самом деле я лохматый и седой ))) и во мне оказывается много гадостей, и эти гадости я годами культивировал внутри себя, для того чтобы выживать. Я предавал, манипулировал людьми, я проявлял агрессию в нужных местах, резко, чтобы отстали, на самом деле просто пугал, но это агрессия. Кто-то пугался, а кто-то нет, сразу раз — мне и пошло поехало, свои последствия у этого. Я вырабатывал в себе самые нехорошие вещи — я накапливал обиды, чтобы потом их предъявлять людям, я воровал, я подставлял, предавал и я годами, каждый день, только сегодня, изо дня в день культивировал самые нехорошие качества человека внутри себя. И вот он я. Я начинаю трезвость. Я понимаю, что мне нужно вернуть здравомыслие, я понимаю, что мне необходимо измениться, стать другим. Я выхожу с группы и начинается жизнь, реальная жизнь. Вопрос: сколько раз я сманипулирую людьми до того, как доберусь до своей квартиры? А переступая порог своего дома — сколько раз я сманипулирую своими близкими, чтобы не помыть посуду или снять с себя какие-нибудь обязанности? Т.е. получается, я продолжаю жить принципами и навыками действующего алкоголика! Всё, что меня на этом этапе отличает от другого алкоголика — это только то, что я не выпил. Но я думаю, я поступаю точно также, как он (я про действующего алкоголика).
   И вот про десятый шаг — мы продолжаем самоанализ. Мне необходимо с первых дней, не только во время прописания шагов, с первого дня трезвости — анализировать своё поведение. Теперь, пройдя предыдущие шаги, я понимаю, что манипулировать — это нехорошо, что я не живу сам и не даю жить другим. Мне нужно отслеживать свою манипуляцию. А как я это буду делать? А отслеживаю ли я свою манипуляцию? А кто отслеживает свою нечестность в течение дня?
   Я, когда в первое время по программе шёл, я прочитал такое: «Когда вы используете служебный принтер в своих целях и распечатали на нём свою информацию — вы украли!»… Я советcкий человек, я привык по старинке — болтик взял, собрал себе аппарат, и это было норма. А тут распечатал лист — и это значит, я украл. И мне дальше объясняют почему — за свет платил не ты, за аппарат платил не ты, за краску платишь не ты, за бумагу платишь не ты, за обслуживание аппарата платишь не ты, разрешения ты ни у кого не спросил. Мне просто нужно спросить разрешения. Вырабатываешь навыки…
   Я, когда начинал отслеживать свою манипуляцию, просто обращаться к людям мне было очень тяжело. Я, значит, подходил, мне надо было попросить человека что-то сделать. Я подходил, и у меня автоматически начиналась речь — такая манипуляция! Я ему говорю и я понимаю, что я его ставлю в ситуацию, когда он вынужден будет сказать “да”. Я просто лишаю его права выбора своим монологом, своей типа просьбой. Я смотрю ему в глаза и понимаю, что это работает Сакен- алкоголик. Я останавливаюсь и говорю: «Подожди» )). Отошёл, помолился, щас попробую обратиться по другому. Не знаю, как у других, для меня это было большим трудом — подобрать предложения и поставить слова так, чтоб действительно у человека был выбор сказать мне “да” или сказать мне “нет”. Потом вроде бы я такой счастливый, что наконец-то у меня это получилось! Отошёл, сделал два шага, ко мне обратились — и опять на автомате манипуляция…
   Потому что самые основные мои страхи, мои ложные убеждения, моё заболевание — оно находится в подсознании человека, глубоко. Изначально. И спрятано ложью, спрятано страхом того, что эти страхи ещё кто-то узнает и оно, всё это, будет всплывать. И я это так хорошо забаррикадировал. В бункер Гитлера, наверное, было легче попасть, чем ко всему тому, что я там спрятал. Я помню, как откровенно и прямо говорить что-либо на группе  было тяжело. Мне было не трудно говорить о том, как я употреблял. Я такой харддринкер )), так модно было говорить тогда, тяжёлый выпивоха, а когда доходило до серьёзного — вот это была проблема. Нормально открыть рот и нормально выразить свою мысль я не мог.  Я прятался за словами “ты, мы”. Вроде бы о себе говорил честно, но не о себе. О себе, но спрятался за словами “ты, мы”.  Почему программа всё время нам напоминает про “Я” — “Я говорю”, “Я думаю” … Мне необходимо было говорить про себя, а про себя то говорить открыто очень страшно.
   И вот ежедневный самоанализ с утра до вечера и с вечера до утра. Как я этот самоанализ прохожу? Кто нибудь из присутствующих ведёт дневник? записи? Два человека только подняли руки. )))
   Ребят, когда я говорю “Я думаю”, это находится в области сознания. А сознание всегда чем-то загружено. Это как оперативная память. Это то, что мне нужно в данный момент. То, что я вижу, то, что я слышу, то, что я думаю, необходимо для того,чтобы двигаться. Всё. А моя болезнь, она закрыта глубоко в подсознании. И, например, мне пришла хорошая мысль, я её схватил, но тут нужно поздороваться, здесь нужно попить чаю, кому-то что-то ответить, и куда мысль делась?  Пропала. Вот мы сегодня на группе читали ежедневник. Утром, получив его по вацапу, мы его прочитали. О чём сегодняшнее размышление? 27 октября… А прошло всего немного времени с момента, как мы утром его прочитали, а недавно на группе мы его повторили.
   Самоанализ мне необходим ежедневно, ежеминутно. И вот, например, сейчас есть такое модное слово “челендж”, и вот мы запустили челендж. У меня есть друзья в программе и мы запустили такой челендж — мы читаем ежедневник утром и записываем откровения, которые я получил при прочтении. И ношу эту запись весь день с собой и по возможности в течение дня достаю, читаю. Человек так устроен — нельзя в одну реку войти дважды. Я утром, Я в обед и Я вечером — это три разных человека. И иногда радикально разных ))). В течении одного предложения у меня такое может произойти, не говоря уже про в течение дня. Поэтому на эту самую мысль я реагирую совершенно по разному. Как я отреагировал на неё утром, как я отреагировал на неё днём и как я буду реагировать на неё вечером. Но более того, поздно вечером мы созваниваемся (подотчетность) и друг с другом делимся. Эта мысль прожила со мной целый день!
   Когда начинали, у нас не было этой привычки, мы забывали записать. Я записал, положил её в карман, забыл её достать, а в самый последний момент достал и я начинаю выкручиваться. Звонок — ты сегодня обдумывал? да, я обдумывал. (алкоголики и наркоманы — это самые профессиональные манипуляторы)))))) Вопрос о честности как части самоанализа — я признаюсь другу — я не делал, щас вот на лету. И это про “сразу признавали”. Вопрос — при каких условиях я могу сразу признать свою ошибку? Я иногда даже когда осознаю свою ошибку — я её признать не могу, особенно если с женой спорю или зацепился с детьми, или на производстве зацепился с начальником. Это недостаток моего характера, это мой эгоцентризм, мои ложные убеждения — они влияют на мои решения. Поэтому сразу признать свою ошибку, когда я осознал, у меня не получалось, особенно в первые периоды трезвости. Я вам честно признаюсь — и на сегодняшний день у меня не всегда получается, особенно, я повторюсь, когда я спорю со своей женой. Я потом отойду, пройдёт время, успокоюсь и потом “да, я тут подумал, я был неправ, но …”. Начинает вылазить “Но”. И мне опять приходится работать со своим “НО”, делать и работать.
   Мне необходимо продолжать самоанализ. А на уровне мысли самоанализ проводить я не могу. Я вечером пришёл, день прожил, уставший ложусь в постель, вспоминаю события, которые произошли в течение дня, как я прожил сегодняшний день, вспоминаю это, вспоминаю то, это было хорошо, это нет, но у меня существует своя психологическая самозащита. Она есть у каждого человека и каждый из вас с ней сталкивался, особенно если вы проводили письменную работу по четвёртому шагу, по первому шагу признавания бессилия. Там, к примеру, нужно написать примеры своего бессилия. Ты садишься писать и начинаешь это вспоминать, и из всех историй ты выбираешь самую безобидную, самую такую более менее, это ж надо на бумагу, это ж документ, это ж надо зафиксировать, мне ж потом самому ещё читать, а не дай Бог ещё кто-то прочитает. И я выбираю самую безобидную для меня. Это норма, это психологическая защита от боли, она присуща нормальному человеку. Я начинаю писать, а потом ещё в процессе написания корректирую, а потом когда я зачитываю своему спонсору он чаще всего ржёт — “чё эт ты мне тут ))), давай ка братик перепишем ))”. И это не потому, что я патологический лжец, нет. Потому, что речь идёт о боли. О душевной боли. О духовной боли. И с ней сталкиваться трудно. Поэтому в нашей молитве мы просим “дай мне мужество”.  Нужно очень большое мужество, чтобы этому всему в глаза посмотреть, дать честную правильную формулировку, определение. Так сказать, “осудить” ,и всё это ещё зафиксировать и запротоколировать. И поэтому без помощи Бога, без Его любви стремления нет. Но самое главное, как мы сегодня, в самом начале, в преамбуле читали — выработать в себе эту привычку. А чтобы выработать привычку — для этого требуется время. А для этого ещё требуется и настойчивость. И всё время необходимо мне напоминание. Как это сделать?
   Знаете, на одной из групп один брат засвидетельствовал, скажем так, своё выздоровление по программе профессора Жданова — с +4 дошёл до единицы, сейчас у него стопроцентное зрение. В течение трёх месяцев. Об этой программе знали ещё 14 лет назад, мы даже с друзьями увлеклись. Мы когда вообще первый раз Жданова услышали, это было про алкоголизм, поэтому мы сразу взялись за его программу выздоровления глаз. И вот я у одного друга спрашиваю спустя 14 лет, и он говорил что у него было +3, а сейчас стало +1. А я говорю, что он обещает стопроцентное зрение, и у меня есть друг, который стопроцентно вернул себе зрение. А друг сказал, что такой результат его радует, и ему и этого достаточно. Он из наших братьев алкоголиков. Я ему говорю : «А тебе не кажется, что это похоже на нашу систему выздоровления от алкоголизма?». Я получил какой-то определённый результат от трезвости, знакомства с программой, от общения с группой, мне как-то где-то что-то полегчало и хорошо. А дальше самоанализ, духовный рост… Программа обещает, что полностью вернёт мне здравомыслие. Ведь я со своим больным мышлением ежедневно, ежемгновенно принимаю решения. Только что я вам доказал, что все мои дефекты характера, все мои страхи влияют на те решения которые я принимаю — какой чай выпить, с какой скоростью пойти через дорогу, как ответить соседу, что сказать супруге, как провести время с детьми. Они регулярно влияют на моё решение. А я алкоголик. У меня безумство. У меня отсутствие здравомыслия. И вот с этой позиции я пытаюсь оценивать свой духовный рост.
   Я человек верующий. Во всех основных религиях мира (мусульманство, христианство, буддизм, конфуцианство, кришнаитство …) есть определённый свод правил и законов — коран, тора, библия, бахалавгита … Т.е. когда человек сомневается, он сравнивает свои действия с тем, что основополагающим является от Бога для него в данном случае.
   С чем сравниваю я своё выздоровление? Для меня это Библия. Можно использовать 12 принципов. Чтобы продолжать самоанализ, у меня тоже должен быть определённый эталон, мне нужно от чего то отталкиваться, чтобы разобраться, куда меня заносило — вправо или влево. Поэтому все идущие впереди меня придумали прекраснейшие девизы. Один из них “15 пунктов трезвости” и там есть такой пункт — “ежедневный план — помощник трезвости”. Идущие впереди меня, а впереди меня идущих — миллионы. Они написали: «Ежедневный план, Сакен, для тебя  — это помощник трезвости. Самый главный помощник трезвости.» Т.е., мне необходим просто ежедневный план. Я сажусь писать ежедневный план. У меня есть бытовые мои обязанности, повседневная жизнь (работа, дом,семья и т.д.). К этому добавляется моё выздоровление. Т.е., я, когда составляю ежедневный план на завтра, я записываю, что мне надо для моего выздоровления. Утром я прочитал, и в течение дня я согласно этого плана двигаюсь. Что происходит? Я вырабатываю в себе самодисциплину, я вырабатываю привычки написания и контроля самого себя, а не кого-то другого. Потом вечером я пришёл и сверяю, что мне удалось и что мне не удалось в бытовом плане моей жизни и плане выздоровления, отметил, записываю, на что мне нужно сделать акцент, где мне необходимо проконтролировать себя дополнительно, какие я могу к этому применить действия. Например, я проспал на работу, будильник поставил, а он не сработал, я его не услышал. Хорошо, чтобы предотвратить этот поступок, я поставлю два будильника, к примеру. Один фиг проспал, эти два этапа не помогли. Я могу попросить мою жену, но жену я тоже могу как-то выключить)))))),  а вот любимую тёщу, а у меня обалденная тёща, вот её то я фиг выключу. Я ей примерно говорю: «Мам, знаешь вот мне в шесть утра надо кровь из носа встать». Поверьте мне, в 6 утра я встану.
   Понимаете, я продолжаю самоанализ, я продолжаю выздоровление. Я прихожу к своим созикам, с которыми я живу, и говорю: «Если заметите во мне отклонение или неправильное поведение, прошу вас, пожалуйста, сделайте мне на этом акцент». А мне жена говорит “тебе скажи”)))), я говорю ей: «Перепсихуем — потом помиримся»… Она говорит, а у меня первая реакция “да вы манипулируете, я вам дал право, а вы теперь на меня давите”, я психанул, дверью хлопнул, посидел, отдохнул, думаю: «Не просто же так сказала». Беру ежедневник, беру рабочую тетрадь по срывам, проверяю. Да, действительно, была такая буква в этом слове… Есть такая хорошая поговорка: «Если тебя один раз назвали лошадью — не обращай внимание, если тебя второй раз назвали лошадью — пора задуматься, если тебя в третий раз назвали лошадью — пора снимать седло.»
   Для того, чтобы сразу среагировать, мне необходимо смирение, потому что я эгоцентричный человек, у меня такое самомнение о себе, у меня такая гордыня внутри меня, поэтому признать свою ошибку для меня проблематично. Сейчас немного легче по сравнению с первым этапом трезвости, но для того, чтобы сразу её признать, мне нужно разобраться со своим эгоцентризмом, со своей гордыней. И тут мы с вами снова возвращаемся ко второму и третьему шагу — я признаю, что есть Высшая Сила, и я перепоручаю ей. Вопрос — если я эти шаги уже прошёл, тогда почему я не признаю сразу свою ошибку. Выходит, что-то я оставил и не доделал во втором и третьем шаге. Я делаю возврат туда и разбираюсь с этими проблемами, почему мне так тяжело проявлять смирение. Если я перепоручил свою жизнь Богу, то почему я не такой смиренный? Или к примеру — у меня было больше года трезвости, я находился в это время в ребе, уже к этому моменту был исполнительным директором и там вопрос оплаты, конец месяца, на меня руководство давит типа давай звони, я, значит, звоню должникам… И как человек верующий, с утра до вечера у меня была духовная практика, начинался день с молитвы, весь день проходил с молитвой. Так вот, я такой весь духовный, духовно надрессированный, накаченный, становлюсь на колени, молюсь и получаю ответ: «Сакен, не переживай, всё под контролем». Я получил этот ответ. Минут 5-10 посидел. Потом взял телефон и стал обзванивать должников. Все должники в один голос: «Сейчас нет возможности, денег нет, извините, сегодня не привезём». Звоню другим, прошу оплатить пораньше, все дружно мне: «Сакен, хорошо, мы поможем, мы приедем, привезём деньги». К концу  дня все должники привезли деньги, а все кто обещал (я не вру, не утрирую), не появился. Я потом сел и подумал. Я же жизнь перепоручил Богу, я ему помолился, Он мне ответил, я получил этот ответ, и после этого сделал по своему, я сел и обзвонил. Понимаете? тогда как же ж я перепоручаю свою жизнь Богу, как же ж я доверяю ему, если всё равно делаю так, как я считаю нужным. Потому что сработали мои страхи — а вдруг не получится? а вдруг не пройдёт? У меня же сомнения начинаются…
   Как-то московская православная газета брала у меня интервью,  специально приезжали и спросили меня “может ли верующий человек сомневаться?”. Я на тот период уже честности научен программой, и им честно говорю, что сомнения — это моё второе имя. Потому что как ни принимаю решение — сижу и думаю — это выздоравливающий Сакен принял решение или больной Сакен принял решение? Это человек, который доверяет Богу, принял решение, или это человек, который идёт на поводу своей слабости, похоти, гордыни и всего остального? Кто в данный момент принимает решение? )))).
   Не надо так углубляться, а то крыша может поехать, но самоанализ проводить надо. Ещё раз повторяю, на мыслительном уровне это практически невозможно, потому что многое забывается, многое уходит. 10 минут — и я уже не помню ни тех откровений, ни того, что меня коснулось, я уже не говорю про утреннее. Но когда у меня это всё записано, я могу себя анализировать, я могу проверять, где я правильно поступил, где я неправильно поступил, где я сделал ошибку: ок, мне её завтра можно исправить. Раньше мобильная связь не так была развита, и по городскому телефону в 12 ночи звонить было не прилично, и я откладывал на завтра, а завтра стопудово забываю. И тогда я передвинул время  анализа дня на восемь часов вечера, чтобы, когда я увижу, что я кого-то обидел, кого-то обманул, кем-то сманипулировал, чтобы у меня было время сразу исправить эту ошибку, потому что на завтра я мог её не исправить. У меня одно время было в пяти местах  записано три серьёзных задания, и несмотря на это, я всё это забыл. Из-за того, что я не выполнил, произошёл конфликт, а из-за того, что я не проработал одну вещь — у меня было тяжёлое психологическое состояние, я находился длительное время в тяжёлом, злобном и гневливом состоянии, колошматило серьёзно. А потом буквально через два дня я открываю компьютер, а там записано, открываю мобильный — записано, открываю бумажный ежедневник — записано. И всё равно забыл.
   Моя болезнь — она очень изощрённая, очень хитрая, она очень умная и сидит очень глубоко и она умеет очень долго ждать. Поэтому мне необходим ежедневный самоанализ. И знаете сразу “ой как тяжело”, “как трудно” и т.д. Совершенно верно. Потому что у меня этих навыков нет. Я их не нарабатывал. Но когда я выработаю в себе эту привычку, она не будет на меня давить, она будет идти легко, это будет моей сущностью. Говорят же, что все успешные люди вели дневник, а также, которые не ведут дневник — они не так успешны. Что мне мешает? Чаще всего лень. Ещё не всегда у человека есть навыки сформулировать нормально мысль и записать на бумаге. Но такие навыки  потихоньку приходят. Итого: лень, страх что это выглядит не так красиво, и в итоге принятое решение — я не буду писать, я итак выздоровлю. Моя болезнь и мои недостатки всё время будут влиять на мои решения. Здравомыслие только потом возвращается… Но я уже сегодня уверен, что здравомыслие ко мне вернулось, и я знаю, как правильно должны проходить группы, как правильно должны выздоравливать люди, как правильно на работе поставить то или другое…
   Я привыкаю к тому, что я говорю “алкоголик”. Но что стоит за словом “алкоголик” — душевнобольной человек, у которого безумие, и отсутствует здравомыслие, и куча недостатков. Достоинств тоже не мало. Поэтому, когда я провожу самоанализ, я делаю акцент не только на недостатки, но и на достоинства тоже, я их могу развивать — через служение я отдаю, это самые лучшие мои качества, доброта, открытость, помощь, сочувствие, сопереживание. Я их культивирую, поднимаю и учусь. Наращиваю эти мышцы. Любить, прощать тяжело, когда у меня у самого полно боли.
   Поэтому ежедневный план — помощник трезвости. Необходимо создать какую-то свою определённую таблицу. В интернете сейчас найти легко. И необязательно взять её так как есть. Можно модифицировать, модернизировать её под себя, как удобно. Простейший дневник. Записывать основные мысли, основные поступки, потом вечером раз — проанализировал, исправил. И это и есть моя трезвость и моя повседневная жизнь. И в этот десятый шаг входят все остальные, и инвентаризация, и девятый шаг, и восьмой шаг, и двенадцатый шаг, потому что это является моей жизнью и это самое мощное оружие в профилактике срыва.            Когда я постоянно себя анализирую, работаю с достоинствами и недостатками, то и срыву то появиться не откуда. Я отслеживаю своё состояние. Я могу вовремя исправить. Почему мне необходимо сразу, как только я осознал, исправить свою ошибку? Потому что это сначала ошибка, а потом это может быть проблема. А проблема может меня завалить, и ещё и следующая проблема, и — здравствуй, тяга, здравствуй, срыв… Это опасно. Но когда я работаю по десятому шагу, именно работаю, а не считаю и обдумываю — это мощная профилактика срыва. Это моя трезвость только сегодня. Благодарю за внимание.

У нас появился свой чат в Телеграм!
Вы можете вступить в чат и задать свои вопросы анонимно: @aakaz_chat


Подпишись на наш канал в Телеграм и получай новые статьи сразу после публикации: @aakaz_kz